ссылка

Грюнвальдская битва в истории Белоруссии: трактовки и акценты

«Грюнвальдская битва», Ян Матейко, фрагмент
Увеличить шрифт
А
А
А

Период существования Великого княжества Литовского (ВКЛ) всегда был и остается для Белоруссии темой, полной различных идеологических толкований. В прошлые годы её активно использовали националистические круги республики для обоснования «нерусскости» истории белорусских земель, а также доказательства их европейского пути развития. Одним из наиболее знаменательных событий Средневековья, которое представляется некоторым идеологам и общественным деятелям знаковым в процессе формирования белорусской государственности, является Грюнвальдская битва, произошедшая 15 июля 1410 года.

Стоит напомнить, что битва под Грюнвальдом или, как принято ее называть в немецкой историографии, под Таненбергом, являлась частью «Великой войны» 1409-1411 гг., которую вел Тевтонский орден против Королевства Польского (КП) и ВКЛ. События тех лет были итогом многолетней политики крестовых походов в Восточной Европе, которые начались с объявления папой римским Гонорием III в 1217 году кампании против прусских язычников. На протяжении последующих десятилетий и столетий в регионе вспыхивали многочисленные военные столкновения, рождались военно-политические союзы и появлялись средневековые государства. Образовавшееся в XIII веке ВКЛ, которое сегодня в Литве, Белоруссии и даже Украине считают прародителем некоторых современных восточноевропейских государств, не могло не войти в прямую конфронтацию с крестоносцами, исповедовавшими сугубо экспансионистскую политику.

К XIV веку наступление Тевтонского ордена на земли Восточной Европы стало наиболее масштабным, что привело к потере земель, на которые претендовали Польское Королевство и ВКЛ. В частности, речь шла о Жемайтии (северо-западная часть современной Литвы), её великие князья литовские стремились подчинить себе. Именно для противостояния тевтонцам и решения земельных вопросов Польша и Великое княжество Литовское и создали военно-политический союз, который оказался одним из наиболее могущественных в средневековой Европе того времени, что, в свою очередь, не могло не привести к прямому столкновению с тевтонцами. «Великая война» началась в мае 1409 года, когда в жемайстких землях вспыхнуло очередное восстание против крестоносцев. Оно было поддержано великим литовским князем Витовтом и польским королем Ягайло. В ответ 6 августа 1409 года великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген объявил войну Польскому Королевству и ВКЛ, а главные военные события развернулись через год, центральным сражением которых и стала Грюнвальдская битва.

События, предшествовавшие сражению, как и его ход, довольно хорошо описаны в современной европейской историографии. Известно, что к середине 1419 года Тевтонский орден был вынужден перейти к обороне, в то время как КП и ВКЛ готовили наступательную операцию на столицу крестоносцев — Мариенбург, собрав для этого внушительные силы. Так, союзники накопили к лету 1419 года 91 «хоругвь» (полк), из которых 40 были литовскими, представлявшими территории современных Белоруссии, России и Украины. По данным различных исследователей, общая численность польско-литовского войска была от 16 до 39 тыс. человек, а тевтонцы смогли собрать лишь от 11 до 27 тыс., рассчитывая на свою главную ударную силу – рыцарскую конницу.

Решающее сражение произошло 15 июля между Танненбергом, Грюнвальдом и Людвигсдорфом (современная территория Польши), результат которого был для тевтонцев катастрофическим. Считается, что Орден потерял в тот день около 8 тыс. человек, а еще примерно 14 тыс. попали в плен. Более 200 рыцарей, включая высшее руководство Ордена, были убиты, а спастись удалось лишь незначительной части войска. В свою очередь, потери польско-литовского войска, как считают историки, были намного меньше: около 5 тыс. погибших и 8 тыс. раненых. Только героическая оборона оставшихся тевтонцев своей столицы спасло жизнь Ордену, хотя итоги «Великой войны» и оказались для него плачевными. По результатам Торуньскго мира, заключенного 1 февраля 1411 г., Великое княжество Литовское получало Жемайтию, а Польское Королевство — Добжиньскую землю (современная центрально-северная часть Польши). Орден должен был выплатить огромную контрибуцию и выкупить своих пленных. После этого начался постепенный закат эпохи крестоносцев, в то время как ВКЛ и КП вступили в эпоху своего могущества в Восточной Европе. Именно этим и объясняется такое пристальное внимание к событиям того периода идеологов из Польши, Литвы, Белоруссии и даже Украины, где в последнее время стали политизировать Грюнвальдскую битву. Украинские исследователи прямо заявляют, что в сражении участвовал киевский полк, сыгравший не последнюю роль в победе над тевтонцами и, соответственно, более чем на пятьсот лет остановивший немецкую экспансию на восточнославянские земли.

Несмотря на то, что Грюнвальдская битва произошла более чем 600 лет назад, она неоднократно становилась одним из инструментов идеологического обоснования формирования концепций развития государственности на территории Европы. При этом, в отличие от Германии, где битва под Танненбергом воспринималась всегда как трагедия, историографы и идеологи Восточной Европы относились к сражению по-иному. В Польше считали Грюнвальдскую битву доказательством героизма поляков и их решающей роли в истории развития восточноевропейского региона. Схожее отношение к битве, но со своими национальными особенностями, можно наблюдать в Литве, где сформировалась собственная концепция «Великой войны», по которой основная тяжесть борьбы с Тевтонским орденом выпала именно на литовцев, которые и создали ВКЛ. Как прямое доказательство этому может служить тот факт, что в честь Грюнвальдской битвы были названы футбольный и баскетбольный клубы «Жальгирис» (Грюнвальд на литовской языке). В России же битва рассматривалась как великая победа славянства в виде «русских полков» над агрессивным «германо-романским Западом».

Белорусское восприятие Грюнвальдской битвы также имеет свои отличительные черты, что особенно стало проявляться после обретения республикой независимости. Причем на фоне сохранения коннотаций советской исторической школы к периоду существования ВКЛ в стране за последние десятилетия появились и новые концепции, носителями которых в основном были представители националистически настроенной части общества. В них основной упор делался на то, что Белоруссия является наследницей ВКЛ, а значит и все победы литовского княжества должны быть причислены к отечественной истории и героизму предков современных белорусов. Это касается и Грюнвальдской битвы, где, как отмечают многие, «на бой шли полотчане, витебляне, городенцы, а обратно – литвины». Поэтому неудивительно, что отношение к данному сражению со временем приобрело специфический характер, став одним из инструментов формирования концепции «антирусскости» истории белорусских земель. Дополнялось все это тем, что XV век воспринимался значительной частью белорусских историков как «золотой век» именно Белоруссии, которую называли преемницей Великого княжества Литовского. При этом долгое время данный период виделся националистически настроенным исследователям основой для формирования самосознания белорусов в противовес истории нахождения белорусских земель в составе Российской империи и советского периода. Именно они способствовали героизации событий того времени, для чего проводились многочисленные исследования и организовывались мероприятия в стиле «рыцарских сражений», существующие и сегодня. Например, в нынешнем году под Минском пройдет уже тридцатый рыцарский фестиваль «Наш Грюнвальд». Были даже попытки добиться переименования улиц городов и установления памятников в честь Грюнвальдской битвы и великого князя литовского Витовта. Более того, сражение 1410 года было включено в неформальный список десяти самых важных побед белорусов, оказавшись в нём, по сути, единственным не связанным с противостоянием с Москвой. Таким образом, националисты всегда стремились наделить события того времени нужной им русофобской коннотацией.

Сегодня интерес к событиям XV века стал возвращаться и в официальной историографии и идеологии белорусского государства. О периоде ВКЛ стали все чаще вспомнить не только государственные историки, но и даже Александр Лукашенко. В частности, 2 июля на торжественном мероприятии, посвящённом Дню независимости Белоруссии, он отметил, что «важно помнить, что именно на основе белорусского этноса создалось уникальное для своего времени государственное объединение – Великое княжество Литовское», которое «было первым белорусским государством», где «в оборонительном союзе с прибалтийскими племенами славяне обучили их грамоте, познакомили с философией христианства». Поэтому тема Грюнвальдской битвы сегодня в Белоруссии снова становится актуальной. Но, в отличие от националистов, на государственном уровне упор делается на противостоянии агрессивному Западу, что серьёзным образом смещает расставленные ранее акценты. И, вполне вероятно, подобные тенденции в скором времени внесут существенные корректировки в местную историографию и идеологическую концепцию формирования белорусской государственности. Каковы будут итоги этого процесса, пока сказать сложно.

 

Заглавная иллюстрация: «Грюнвальдская битва», Ян Матейко, фрагмент

898
Поставить лайк: 352
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

Белорусские добровольцы стоят на защите Донбасса

Саммит ШОС в Самарканде – шаг в новую реальность для Белоруссии

Сентябрь 1939 года в истории Белоруссии

Предатели не нужны никому: у беглой белорусской оппозиции начались большие проблемы

Белорусы на Украине стали жертвами дичайшей ксенофобии

Бандеровцы в Белоруссии и их ликвидация

Белорусская оппозиция рвётся облизнуть кость, брошенную Украине Европой

Дремучая Тихановская ждёт войны в Белоруссии

Новые санкции Запада против Белоруссии и России как фактор дестабилизации всего мира

https://odnarodyna.org/article/belorussiya-kto-i-pochemu-ekspluatiruet-temu-srednevekovoy-gryunvaldskoy-bitvy