ссылка

Фантомные боли Иловайска

Фантомные боли Иловайска
Увеличить шрифт
А
А
А

Опять пришел август, и опять пришла пора напомнить агрессивному украинству, чем заканчиваются их кровавые авантюры. Иловайск теперь навсегда с теми, кто лёг в донецкие степи, и теми, кто выжил.

Традиционная украинская тяга к национальным трагедиям должна привести к официальному признанию иловайской трагедии, но Киев не хочет этого, ибо это позорно.

Среди выживших ещё немало тех, кто пытается катастрофу превратить в победу или как минимум в подвиг. Подвиг в виде панического бегства и животного ужаса, что передают документальные кадры, снятые самими участниками событий.

В психологии это называется конфабуляциями (от лат. confābulārī болтать) галлюцинации памяти, ложные воспоминания, где реальность и факты видоизменяются и переносятся в современность, превращаясь в абсолютно вымышленные события вроде тех, что показали в жалком фильме «Иловайск» режиссёра Ивана Тимченко.

Конфабуляциями страдает бывший комбат батальона «Донбасс» Вячеслав Власенко, жалеющий, что Иловайск преподносят как трагедию, хотя по его словам: «Это был настоящий героизм. Мы противостояли в разы большей армии, но у нас было желание уничтожать тех, кто пришел на нашу землю».

Комбат забыл, что это его карбат пришел на чужую землю и отчего-то не уточняет, что в Иловайске желание убивать потерялось в более актуальном желании сохранить шкуру.

Постоянно меняет свои показания непосредственный виновный в котле  тогдашний командующий сектором «Б» генерал-лейтенант Руслан Хомчак, ныне расставшийся с креслом главкома ВСУ, как говорят, тоже из-за неопровержимых улик, доказывающих причастность к Иловайску. Причём Хомчак лицемерно глаголит, что для него иловайские бои не закончились, поскольку не найдены все погибшие, не все опознаны.

Какие бы конфабуляции ни накрывали «очевидцев», Иловайск не отпускает украинство. И прежде всего, потому что не названы виновные в бойне, не наказаны бросившие солдат на произвол Бонапарты ВСУ, не определены точные цифры погибших. И, по всей видимости, никто не назовёт, не определит, не накажет.

Иловайск превратился в жупел, которым начинают размахивать в нужное время. С котлом напрямую связывают арест Семена Семенченко; вину друг друга уже много лет выясняют Хомчак и Муженко; даже амнистию генерала Виктора Назарова, обвиняемого в гибели десантников над Луганском и недавнее назначение его советником нового главкома ВСУ Валерия Залужного тоже связывают с Иловайском. Все они слишком много знают, и эти знания весьма опасны. Неспроста бравые вояки, что избежали участия в той операции, не скрывают удовлетворения этим. «Вы спрашиваете меня об Иловайске. Меня там не было. К счастью или к несчастью и я не имею права давать публичные оценки», говорит генерал Михаил Забродский.

Иловайск не отпускает уже семь лет, постоянно пополняя информационное поле новыми фактами и заявлениями. Бывший начальник Генштаба Виктор Муженко недавно заявил, что в штурме Иловайска необходимости не было: «Я был с самого начала против этого. В частности, против такого усиленного внимания к операции СМИ… Тогда планировалось освобождать Луганск. Не было бы Иловайска был бы освобождён Луганск». Муженко переводит стрелки и говорит, что штурм инициировали МВД и батальоны, «которые ни Генштабу, ни штабу АТО не подчинялись в принципе». Добавляя, что отсутствовал чёткий план операции, управление подразделениями, что и привело к хаосу. Чуть позже порохоботы вообще заговорили, что виной всему «банда Коломойского, что решила прибрать к рукам хозяйство Рината».

Муженко отреагировал оперативно, на упреждение, зная о затее Генеральной прокуратуры. 5 августа, отчётливо понимая, что приближается «годовщина Иловайска» и начнутся вопросы, Ирина Венедиктова пообещала рассекретить детали уголовных дел по иловайскому котлу. «Нами принято решение о необходимости рассекречивания материалов уголовного производства относительно организации и проведения боевых действий в районе города Иловайска. СБУ уже направила соответствующие ходатайства о рассекречивании документов в Генштаб ВСУ и другие органы для принятия соответствующих решений... Общество должно знать правду», сказала генпрокурор на встрече с родными погибших, пленных и без вести пропавших тогда украинских военнослужащих.

Только правды опять не будет, она опасна, и не только для персоналий. Она опасна тем, что рассекреченные документы покажут бессмысленность войны, начатой государством с двумя своими областями, значит опасна необходимостью покаяния. Но кто же собирается каяться?..

Куда проще пойти по традиционному пути и обвинить в случившемся Россию, что, собственно, уже было сделано в прошлом году, когда офис генпрокурора Украины обнародовал своё заключение о причинае иловайского котла. Она определена как «прямое вторжение регулярной армии России». В этом году это повторят опять. А актёришка в костюме президента во время памятного монолога пустит дежурную слезу, в которую уже поверил бы даже Станиславский. Но Иловайск не отпустит и дальше, в следующем году придется опять скрывать правду, опять тиражировать конфабуляции и опять пускать слезу.

465
Поставить лайк: 7339
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору