ссылка

Как царь Пётр I россиянам глобус подарил

Экзамен Петра Первого. Художник Юрий Кушевский
Увеличить шрифт
А
А
А

Начала геодезии и картографии уходят корнями вглубь веков. Но о том, что наши предки имели достаточно отчётливые представления о своей земле, и территориях, к ней прилегающих, говорят, в частности, походы Святослава Игоревича (X век), по слову историка, «мечом очертившего пространства будущей Руси». Невозможно представить себе, что военные экспедиции князя на Итиль (в дельту Волги), Саркел (стоял на левом берегу Дона), к вятичам (земли по водоразделу Оки и Десны), Переяславцу (близ Варны, Болгария) и прочие осуществлялись наугад, без понимания конечной цели.

Карта, отражающая направления внешней политики и походов князя Святослава Игоревича
Карта, отражающая направления внешней политики и походов князя Святослава Игоревича

Возникновение и развитие русского централизованного государства поставило перед географами (землепроходцами) и картографами (рисовальщиками, переносившими добытые сведения на бумагу)   качественно иные задачи. При князе Иване III Васильевиче Великом в самом начале XVI века развернулась масштабная работа по уточнению начертаний внутренних территорий и составлению «чертежей» пограничных областей России, в первую очередь западных.

Внук его, царь Иоанн Васильевич IV Грозный, в 1552 году на их основе вновь «велел землю измерить и чертёж всему государству сделать» (поскольку территории страны в его царствование увеличились более чем вдвое), затем свести отдельные карты воедино. Первоначальный вариант «Большого чертежа» был составлен к 1556 году, он постоянно дополнялся и уточнялся. К сводной карте прилагалась «Книга Большому Чертежу», в которой перечислялись изображённые на карте около 400 городов, 880 рек и 70 озёр на пространстве от Белого до Чёрного морей, от Финского залива до Урала. Как дополнение существовал «Список русских городов дальних и ближних», в качестве приложения имевшийся при многих русских летописях, ведшийся издревле, со времён Киевской Руси.

Россия на европейской карте 1535 года, большой точностью, как видим, не отличавшейся
Россия на европейской карте 1535 года, большой точностью, как видим, не отличавшейся

Рукописный «Большой Чертёж» со временем «избился и развалился весь», и книга к нему изрядно поистрепалась, поскольку использовались многими, и очень часто. В 1600 году (при Борисе Годунове), а затем в 1627-м, при Михаиле Фёдоровиче (Романове) были осуществлены новые их редакции, последняя из которых благополучно дошла до наших дней. Автор её, в отличие от предыдущих версий, известен: им являлся подьячий Разрядного приказа Афанасий Мезенцов.

Титульный лист «Книги Большому Чертежу» (репринт 1837 года издания 1627 года, и одна из его страниц, детально описывающая местность вблизи Муравского шляха, главной дороги нападений крымских татар на Русь
Титульный лист «Книги Большому Чертежу» (репринт 1837 года издания 1627 года, и одна из его страниц, детально описывающая местность вблизи Муравского шляха, главной дороги нападений крымских татар на Русь

Таким образом, верховная власть и органы государственного управления в XVII веке были вполне осведомлены в вопросах географии своей страны и государств-соседей. Достаточным считался и охват этими знаниями сановников, управленцев, дипломатов, хозяйственников. Однако уже в преддверии «осьмнадцатого», который будет впоследствии назван «веком просвещения», этого багажа географических познаний оказалось мало, а круг посвящённых в них предполагался широчайший.

Дефицит знаний сказался уже во время Азовских походов ‎1695-1696 годов, когда отсутствие точных сведений на путях продвижения армии приходилось на ходу восполнять скрупулёзными промерами сухопутных расстояний, глубин и протяжённости рек. Ещё более остро «географический вопрос» встал после учреждения в январе 1701 года в Москве Школы математических и навигацких наук. Шотландец Генри Фарварсон, англичане Стефан Гвин и Ричард Грейс обучали гардемаринов математике, астрономии и морским наукам, но собственно учебника географии у них не было.

А ведь Россия, помимо морей Северного Ледовитого океана, уже выходила на моря, прежде ей недоступные: Балтийское, Азовское, Чёрное, за которыми лежали страны ранее неведомые, но о которых надо было дать известное представление и будущим морякам, и «самым широким слоям населения».

Первым шагом к дарованию этих знаний стало введение Петром I так называемого гражданского шрифта, намного облегчавшего восприятие текстов. Прежде обучение велось на церковнославянском: языке богатейшем, способном передать мельчайшие нюансы речи. Но прикладные тексты на нём затрудняли как чтение, так и письмо.

Разговоры о такой реформе продолжались уже чуть ли не столетие, причём инициатива её проведения принадлежала иерархам православной церкви, коей принадлежала ведущая роль в просвещении через разветвлённую сеть приходских школ: первым упрощённый алфавит пытался использовать Киевский митрополит Пётр Могила в первой половине XVII века. Начатое с присущим ему размахом завершил царь Пётр I. Были удалены 12 «лишних» букв, остальным сообщено удобочитаемое начертание, отлиты типографские шрифты, приобретены новые печатные станки и другое оборудование.

Старый и новый шрифты на примерах «Арифметики»  Леонтия Магницкого 1703 года издания, и «Геометрии» 1708 года
Старый и новый шрифты на примерах «Арифметики»  Леонтия Магницкого 1703 года издания, и «Геометрии» 1708 года

Первой попыткой «новотипографского тиснения» стала книга «Геометриа славенски землемерие» Буркхарда фон Пюркенштейна (творческий перевод которой, отсеяв лишнее, сделал сподвижник царя Я.В. Брюс). Учебник вышел в свет в 1708 году, а Яков Вилимович со помощники уже работал в это время над другим важным изданием – книгой «География, или Краткое земного круга описание». Брюсу довелось отвлечься, чтобы покомандовать всей русской артиллерией в судьбоносной Полтавской битве 27 июня 1709 года, где за точность стрельбы он снискал прозвище Колдун пушечного боя, предметно показав необходимость знания геометрии применительно к баллистике.

Торжества по случаю этой победы проводились в Москве зимой 1710 года, а в марте царь Пётр получил в свои руки вожделенный географический  учебник-справочник, во всех смыслах оригинальный.

Побывав в Европе в составе Великого посольства 1697-1698 годов, Пётр Алексеевич смог ознакомиться с достижениями тамошней географической науки, в первую очередь капитальными трудами выдающегося ученого XVII столетия Бернхардуса Варениуса «География Генеральная» («Всеобщая география») и Иоганна Гюбнера «Земноводного круга краткое описание из старой и новой географии». Первая из названных книг будет издана повелением царя Петра I в 1718 году, вторая годом позже. Но начиналось не с этого.

«География Генеральная» Варениуса (фото справа) представляла собой изрядной толщины фолиант. Слева – одна из иллюстраций русского издания книги Иоганна Гюбнера 1719 года
«География Генеральная» Варениуса (фото справа) представляла собой изрядной толщины фолиант. Слева – одна из иллюстраций русского издания книги Иоганна Гюбнера 1719 года

Азы географии были преподаны государем своим подданным достаточно кратко: первый российский учебник географии содержал всего лишь 104 нумерованных страницы текста и 21 – с таблицами «долгот и широт» (координат) «градов замечательных на земном крузе», российских и по всем частям света раскиданных, составленную Филиппом Феррарием. Разделы начинались виньетированными буквицами, большие междустрочные пробелы позволяли читать даже при свече, но главное – был тщательно продуман формат: 10х15 сантиметров (в таком будут позже изданы многие пособия, в частности первый учебник этики «Юности честное зерцало». Такие книги легко помещались в кармане камзола, к ним можно было обратиться в любую свободную минуту.

Титульный лист и один из разворотов первого издания первого русского учебника географии
Титульный лист и один из разворотов первого издания первого русского учебника географии

Вводная часть («краткое изъявление») представляла собой шедевр лаконизма: «О крузе земном, и разделение всех частей его, которые государства в коеиждо (каждой) части обретаются, и кождаго государства пределы, величина, с кем смежны, сила, богатства, доходы, и прочая».

Самый большой раздел (46 страниц) был посвящён Европе. Пределы её автор определяет так: «от запада прилегло море великое окиян; от юга море белое, или средиземное, от востока же море черное, и проток из него над царем градом белое море, и от азова до реки двины прямою чертою, даже до студеного моря», то есть Ледовитого океана.

Описания стран Европы довольно пространны, а примечания о народах, её населяющих, достаточно красноречивы и в известной мере не утратили смысла до сих пор. Французы, к примеру, «учтивы, но лукавы, в войне жарки, но вскоре отступают» (что вполне подтвердила сто лет спустя Отечественная война 1812 года).

О Германии говорится тако: «Государство Цесарское, еже и Немецкое, или Германиею нарицается, имя своё производит от Гомера, сына Иафетова. Иные же глаголют, яко от германов». Про Англию: «Государство Аглинское делится в три королевства, два на едином острову, аглинское, и шкотское, а третие ирлянское на острову особливом. Сие государство пределы свои имеет со всех стран море окиан, и ни с которым государством рубежеи не имеет, и есть государство богатое, изобилно зело скотом, паче же овцами, от которых волны, делают они сукна и иные товары, и розвозят во все страны. Пшеницы зело тамо много родится, из руд у них премного исходит олова и свинцу, а паче богатеют народы сих государств от купечества, и множество к тому у них зело караблеи, на них же обходят во все страны вселенныя, и сила их воинская состоится на мори, понеже могут кораблеи 100 воинских собрати, и на суше бывает у них на своих денгах 40 000 человек, и вящше».

География, как «магия дальних странствий», будоражила умы людей того времени. Иллюстрация из книги Бернхардуса Варениуса «География Генеральная», изданной в России в 1718 году
География, как «магия дальних странствий», будоражила умы людей того времени. Иллюстрация из книги Бернхардуса Варениуса «География Генеральная», изданной в России в 1718 году

Следуя логике изложения, читатель совершает «кругосветку», переносясь сначала в Азию, проследовав через Турцию, Персию, Китай, Индию, «Целам» (Цейлон), Малдивийские острова, Суматру, Яву, острова Банда и государство Японское, затем в Африку, где перечислены «государства варварские» (Фец, Телезин, Тунис, Марокко», а также Египет, Ефиопия, или царство Абиссийское. Америка описана как южная, так и северная, здесь названы «Новая Гишпания» (Мексика), Флорида, Перу, «Хили» (Чили) и Бразилия. В качестве некой «Новой Земли» упомянута, вероятно, Австралия, но уклончиво: «Христиане наши не были за неведением языка их, или ради далёкости зелныя, опасаясь погибели своей».

Пытливому уму, обладавшему должным воображением, книга «География, или Краткое земного круга описание» уже давала пространственное представление о планете. Пользовалась огромным спросом и популярностью, выдержала несколько переизданий. Вторично – в июле 1715 года Санкт-Петербургской типографией. «Репринты» имели некоторые изменения и дополнения, в частности в «Таблицу долготы и широты».

Но любопытно то, что именно в 1710 году, году первой публикации «Географии…», в России появилась и первая объёмная модель Земли, иначе говоря – глобус. Делал его амстердамский картограф Виллем Блау для шведского короля Карла XI. Но заказчик скоропостижно скончался 5 апреля 1697 года, 41 года от роду. Корону наследовал его взбалмошный сын Карл XII, до учёбы охоты не имевший. Этот глобус Блау – настоящее произведение науки и искусства – пожелал приобрести его противник, Пётр I. Голландцы заломили за него заоблачную цену, которую в ходе переговоров удалось сбить аж в десять раз. Приобретение того стоило: глобусы работы именно этого мастера отличались не только изысканным внешним видом, но и большой точностью.

Виллем Блау и глобус его работы, доставленный в Россию в 1710 году
Виллем Блау и глобус его работы, доставленный в Россию в 1710 году

Сослужив свою прямую службу в качестве учебного пособия для будущих моряков, устарев относительно новых данных стремительно развивавшейся географической науки, в 1752 году первый в России глобус был перемещён в сначала в Кунсткамеру, затем в Румянцевский музей. Ныне этот шедевр картографического искусства времён Петра I, лишь недавно (в 2021 году) прошедший реставрацию, является подлинным украшением коллекции Исторического музея в Москве.

Заглавная иллюстрация: Экзамен Петра Первого. Художник Юрий Кушевский

191
Поставить лайк: 599
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
https://odnarodyna.org/article/kak-car-pyotr-i-rossiyanam-globus-podaril