ссылка

Как униаты возвращались: Полоцкий объединительный собор 1839 года

Увеличить шрифт
А
А
А

12 февраля 1839 года древний Софийский собор в Полоцке принимал в своих стенах делегацию униатского духовенства, съехавшегося для принятия решения об окончательной ликвидации Брестской унии 1596 года, насильственно обратившей многих православных Речи Посполитой в униатов. Соборный акт, принятый в результате многочисленных дискуссий, провозглашал о возвращении униатов к православному вероисповеданию и ликвидировал многовековое разделение верующих.

На имя императора Николая І были отправлены Соборный акт с просьбой о возвращении униатов в православную церковь. 13 марта это решение одобрил Святейший синод, а 25 марта – и сам император. Русская православная церковь на землях восточных славян вновь стала единой.

Софийский собор в Полоцке, в котором проходило объединительное собрание униатских иерархов

Чтобы понять значение Полоцкого собора, необходимо учесть, что в те времена религия играла огромную роль в жизни общества. Через проповеди к прихожанам священники могли доносить в том числе многие политические идеи, они формировали у паствы отношение к тем или иным событиям.

Униатство изначально создавалось элитой Речи Посполитой с целью разделения православных и отторжения их от духовного влияния Москвы, которая рассматривалась в качестве векового противника. При этом обрядовые тонкости не имели никакого значения. Главным было подчинение новой церкви римскому папе, безусловно заинтересованного в политической лояльности униатов польскому королю.

Характерной особенностью униатства было то, что ему отводили роль «религии простонародья». В шляхетской среде приобщение к новой конфессии не приветствовалось, благородное сословие предпочитало традиционное католичество. Таким образом, униатство изначально находилось в рамках опредёленной политической идеологии и должно было действовать в определённой социальной среде.

Как известно, приобщение православных к униатству проходило чрезвычайно тяжело. Крестьяне и мещане прекрасно понимали, для чего потребовалась Брестская уния. В связи с этим новая конфессия так никогда и не смогла до конца уничтожить православие на землях Речи Посполитой, а в ряде случаев его навязывание приводило к вооружённым выступлениям. Наиболее яркий пример – убийство архиепископа Иосафата Кунцевича в Витебске во время народного восстания против религиозного насилия.

Епископ Иосиф Семашко, возглавлявший Полоцкий собор

К счастью, в результате трёх разделов Речи Посполитой религиозный гнёт прекратился. При этом новая российская власть столкнулась с необходимостью возвращения не совсем лояльных униатов в лоно православной церкви.

Увы, но в первое время русские императоры и императрицы смотрели на новых подданных скорее глазами местной шляхты, которая внешне изображала покорность Российской империи, а в душе лелеяла планы восстановления польской государственности. При этом, учитывая плотную связь униатства с католическим миром, сохранялась возможность через униатских священников вести антироссийскую пропаганду среди низших сословий.

На землях Малороссии униатство довольно быстро утратило значение. Это было связано с тем, что уже в ходе восстания Хмельницкого многие шляхтичи и представители католического духовенства бежали в польские земли, спасаясь от народного гнева. А вот на белорусских землях подобного не произошло, католические иерархи продолжали сохранять своё влияние вплоть до польского восстания 1830 года.

Безусловно, это было колоссальной ошибкой российских властей. Впрочем, во времена Екатерины II и Александра I российская внутренняя политика оставляла желать лучшего, да и при Николае I она долгое время сохраняла прежние черты. Сложно сказать, поменялось бы что-то в конфессиональной истории края, если бы не польское восстание 1830-31 гг.

Этим выступлением польские шляхтичи добились результатов, совершенно противоположных тем, которые планировались изначально. Возрождения польской государственности они не добились, а правительство Российской империи наконец-то обратило свое внимание на лояльность подданных бывшей Речи Посполитой.

Епископ Василий (Бенедикт Лужинский)

К 1839 году униаты почти исчезли в Малороссии (уже к 1803 году их оставалось 94977 человек) и были довольно многочисленны в белорусско-литовских губерниях (на 1839 год – до 1,6 человека: по Литовской епархии 986249, по Белорусской епархии – 613751 человек).

Шляхта сохраняла полный контроль над основной частью униатских верующих. Этому в немалой степени способствовало крепостное право, которое полностью регламентировало жизнь крестьянского сословия.

Кроме того, крестьяне в массе своей оставались малограмотными людьми, которым было проще внушить нужные взгляды через униатских священников. Впрочем, у этих внушений были свои пределы – к польскому восстанию 1830-31гг. крестьяне оказались полностью равнодушны.

Любопытно, что среди униатского духовенства было достаточное количество людей, стремившихся к единству с православной церковью. Очевидными русофильскими взглядами отличался, например, епископ Иосиф Семашко, который ещё в 1827 году (накануне восстания) отправил в Санкт-Петербург записку «О положении в России Униатской Церкви и средствах возвратить оную на лоно Церкви Православной». К сожалению, на том момент российские власти оказались к его предложениям равнодушны.

Епископ Антоний Зубко

Чаще всего масштабные русофильские проекты на землях Речи Посполитой связывают с деятельностью Михаила Муравьёва после восстания 1863-1864 гг., однако в действительности российское правительство задумалось о коренных изменениях своей конфессионально-национальной политики уже после первого польского выступления. В связи с этим были приняты многие меры, включающие закрытие польских учебных заведений и открытие русских (в том числе в Киеве университета святого Владимира в противовес закрытому пропольскому Виленскому университету), а также были проведены иные мероприятия подобного рода.

В 1835 году дошла очередь и до униатов. В Петербурге был создан «Секретный комитет по делу униатского исповедания», куда, помимо униатских иерархов, вошли обер-прокурор Святейшего синода Нечаев и министр внутренних дел Блудов. Комитет изначально предполагал в максимальные сроки подготовить почву для объединения униатов и православных, а также исследовал все возможные препятствия, которые могли возникнуть. К 1839 году он в общем и целом собрал все нужные материалы.

Для проведения объединительного собора был выбран древний город Полоцк – колыбель западнорусской цивилизации. Руководство взял на себя епископ Литовский Семашко, который был главным инициатором проекта возвращения униатов в православие.

На заседании духовенства присутствовали три епископа: Иосиф (Семашко), Василий (Лужинский) и Антоний (Зубко), а также иные видные представители униатского духовенства. Кроме того, к Соборному акту прилагалось письменное согласие 1305 представителей униатских священнослужителей на возвращение в православие.

Собор проходил в обстановке особой торжественности. Во время богослужения впервые вместо римского папы поминались православные патриархи. После того как церковные иерархи обсудили Соборный акт, мероприятие завершилось литургией и благодарственным молебном.

Сам собор занял всего один день. Из этого следует, что он был просто итогом четырёхлетней деятельности «Секретного комитета».

Полоцкий собор сыграл колоссальную роль для общерусского дела. Полтора миллиона верующих вернулись в православную церковь, которая была бастионом российской государственности на бывших землях Речи Посполитой. В связи с этим был закрыт еще один канал полонизации белорусских и малороссийских земель.

Католическая церковь утратила свое влияние на западнорусскую паству. Римский папа Григорий XVI высказал сожаление о том, что Рим лишился униатских верующих и высказал надежду на грядущее объединение православной и католической церкви.

Таким образом, был сделан важный шаг к возвращению белорусов и малороссов в лоно русской цивилизации.

228
Поставить лайк: 1046
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору