Информационно-аналитический портал
ссылка

Команде Зе остаётся уповать на глобальное потепление

Команде Зе остаётся уповать на глобальное потепление
Увеличить шрифт
А
А
А

Странные вещи происходят на Украине. Сначала в Совете национальной безопасности и обороны Украины обещают не поднимать цену на электричество для населения. Затем в Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), повышают предельную суточную цену за норму потребленного электричества для тех же частных потребителей. Со стороны кажется, что украинские власти запутались в своих действиях и каждое ведомство живёт своей жизнью.

Попробуем разобраться в мотивах сторон и в том, что ждёт рядовых украинцев.

Регулятор оправдывается, мол, основной мотив для такого решения – снижение цены за электроэнергию. Дескать, электроэнергия дешевеет, и ТЭС не выгодно её производить на фоне подорожания угля, газа и прочих расходных материалов.

Украинский рынок электроэнергии давно является ареной для сражений финансово-промышленных групп Коломойского и Ахметова, местами и Пинчука. Первому выгоден импорт электроэнергии из России по «дешёвке» и продаже на Украине «задорого». А для тех же ферросплавных заводов Коломойского дешёвое электричество из «страны-агрессора» – просто находка.

Противников представляет энергетический гигант ДТЭК Рината Ахметова. Он владеет самой большой группой тепловых электростанций и которая могла бы произвести такой же объём электроэнергии, что закупался в РФ. У него свой интерес – монополизировать энергетический рынок, замкнуть его на себя.

Летом определённую роль в войне этих компаний сыграл и государственный «Энергоатом». Коломойскому и Ахметову удалось выдавить мелких трейдеров из борьбы за рынок искусственным занижением цены на электричество. Дело в том, что спекулянтов было и остаётся немало. Они покупают электроэнергию на рынке двусторонних договоров у «Энергоатома» и потом продают её на рынке на сутки вперед, не имея конечного потребителя. Быть трейдером можно, имея компьютер и стул, можно даже без стула.

Итак, конкурентов (точнее, конкурентишек) удалось вытеснить с рынка. Корпорации, по сути, монополизировали украинский энергорынок (хоть и избавив его от части спекулянтов) и вольны диктовать свои условия даже методом банального шантажа. Не повысим цены – не будет света, так сказать.

Однако с точки зрения дикого капитализма их действия вполне логичны: любой бизнес заточен на прибыль. Плюс ко всему им на руку сыграла аномальная летняя жара. Из-за капризов погоды энергопотребление в стране выросло в среднем на 15-20%. И если весной на рынке наблюдался профицит электроэнергии, то летом впору было говорить о дефиците.

И вот трейдеры добились своего: цены повысили сразу на 61%. Правда, повысили с оговорочкой, что эта планка является максимальной стоимостью энергии. То есть выше никто точно поднимать не будет. Но и ниже не станет. Правда, тогда ещё не было кризиса на газовом рынке, а теперь он есть.

С краткосрочной перспективой все ясно. Подорожание энергии приведет к сверхприбыли для энергохолдингов, какие-то деньги на сырьё точно будут. С другой стороны, в свете стремительного повышения цен на газ перспектива эта выглядит совсем уж краткосрочной. А впереди – отопительный сезон, октябрь уж на дворе.

Для его успешного прохождения Украине нужно не менее 3,5 млн тонн угля, при таких запасах ТЭС смогут бесперебойно обеспечивать жителей страны теплом и светом в холодные времена. А на начало сентября запасы самостийной составляли около 480 тысяч тонн газового угля и 240 тысяч тонн антрацита на складах ТЭС и ТЭЦ.

Украина в первой половине 2021 года вроде бы и нарастила добычу угля на 16,6% в годовом исчислении, но были бы ресурсы - крупнейшие угольные шахты остались на Донбассе. Да и недавно принятый «зелёный курс» ЕС принуждает Украину к «декарбонизации».

«Декарбонизация», то есть отказ от угля, прописана в соглашении США и ФРГ по «Северному потоку – 2». Взамен Украине пообещали 1 миллиард долларов – так называемый Зелёный фонд, которым будет управлять Германия. Это соглашение предполагает так называемую угольную трансформацию регионов. К 2030 году на Украине должны закрыть большую часть угольных шахт. На этом фоне возникает вопрос о целесообразности содержания ТЭС, работающих на угле.

Однако, несмотря на подписанные соглашения, страна не сможет окончательно отказаться от угольной генерации электроэнергии. Или, во всяком случае, быстро это сделать.

Но руководство Украины вместо поддержания отечественной добычи угля кланяется Западу и уничтожает перспективное производство. Ни шахты, ни ТЭС якобы при таком повороте стране не нужны. Кроме того, не нужны рабочие кадры, зато нужны тонны денег на различные зелёные проекты вроде отопления Одессы морем (температура которого зимой всего +6 градусов, а то и меньше) или Винницу – куриным помётом.

Причём пока что вся «декарбонизация» – тяжёлый груз для украинского бюджета, поскольку она включает в себя государственные льготы и преференции инвесторам. Для них, в отличие от Украины, «декарбонизация» украинской экономики крайне прибыльна, потому-то Германия ничем и не рискует, заявляя о готовности сразу вложить в Зелёный фонд 175 миллионов долларов в качестве первоначального пожертвования.

Но сегодня Украине очень нужен уголь, много угля. Единственный оставшийся вариант – активно скупать его за границей. Например, в странах Африки, Южной Америки или Азии. Или в той же Европе, как это уже делает ДТЭК. Или в Казахстане. Известно также, что ДТЭК и государственная компания «Центрэнерго» договорились приобрести 75000 тон угля в США, невзирая на высокие транспортные расходы.

Учитывая, что спрос на уголь превышает предложение, цена на этот ресурс повышается с каждым днём. Так или иначе, придётся снова повышать цены на электроэнергию.

Незавидные месяцы ждут Зеленского и его команду. Им остаётся уповать только на сенсационные метеосводки и глобальное потепление, которое внезапно накроет зимой именно Украину, да так, что топить и вовсе не придётся.

316
Поставить лайк: 673
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору