ссылка

Кризис на границе ЕС и Белоруссии формирует новую геополитическую реальность

Увеличить шрифт
А
А
А

Миграционный кризис, разразившийся в последнее месяцы на границе Белоруссии и стран Евросоюза, входит в новую стадию. После резкого обострения ситуации в начале ноября, когда несколько тысяч беженцев из стран Африки, Азии и Ближнего Востока фактически осадили польскую границу со белорусской стороны, к середине декабря ситуация стабилизировалась. Теперь тысячи мигрантов располагаются в транспортно-логистическом центре недалеко у пропускного пункта «Брузги», проводят ежедневные митинги, дают интервью белорусской прессе, но не предпринимают массового штурма польской границы, совершая единичные попытки пробраться на территорию соседнего государства небольшими группами. Кроме того, белорусские власти и сами предпринимают все возможное, чтобы нормализовать обстановку. За прошедшие несколько недель из Белоруссии были отправлены на родину тысячи мигрантов, а пограничное ведомство страны усиленно продолжает искать возможность наладить диалог со своими западными коллегами. Правда, ни Польша, ни страны Прибалтики по-прежнему не идут на контакт, а недавнее событие на белорусско-польской границе и вовсе может привести к серьёзным последствиям не только в отношениях между Минском и Варшавой, но и во всем регионе.

Речь идёт о весьма неординарном инциденте, случившимся 16 декабря. В этот день белорусские пограничники задержали польского военнослужащего, который сразу же попросил политического убежища. Сама по себе ситуация, при которой жители стран Запада обращаются к белорусским властям с подобной просьбой, довольно редкая, а личности, ищущие спасения в Минске, не всегда однозначны. Например, недавно у Минска попросил убежище гражданин США Эван Ньюман, которого на родине ищут в рамках шести уголовных дел, связанных со штурмом Капитолия в Вашингтоне 6 января. Примечательно то, что американец еще в марте прилетел в Италию, затем через Швейцарию, Германию и Польшу добрался до Украины, где прожил четыре месяца, а после решил перебраться в Белоруссию, так как испугался депортации. Ньюмана довольно много показывали по белорусскому государственному ТВ, демонстрируя все «прелести» американской демократии, неоднократно сравнивая события в Вашингтоне с попытками государственного переворота в республике в 2020 году. Однако интерес к данному персонажу очень быстро затих, так как широко популяризировать человека, пытавшегося захватить Капитолий в условиях продолжающейся в Белоруссии борьбы с теми, кто пытался устроить революцию, оказалось не совсем идеологически правильно. Иная ситуация сложилась с польским солдатом, история которого как нельзя лучше вписалась в нынешний конфликт Минска и Варшавы.

Польского 25-летнего дезертира зовут Эмиль Чечко (Emil Czeczko), который являлся военнослужащим 2-го Мазурского артиллерийского полка 16-й Поморской механизированной дивизии им. короля Казимира. Сегодня его личность вызывает довольно много вопросов, в первую очередь из-за развернувшейся вокруг него и его заявлений информационной войны. В Польше Чечко объявили дезертиром и военным преступником, обвинили в  многочисленных правонарушениях, а в последние дни и вовсе стали называть белорусским шпионом. По мнению заместителя главы комиссии национальной обороны Сейма Польши Бартоша Ковнацкого, «его поведение указывает на то, что это действие могло быть сфальсифицировано с самого начала и как раз в тот момент, когда он погорел – и мы знаем, что у него были некоторые проблемы с законом и поэтому его исключили из армии – это последнее, что мог сделать этот человек, работавший на иностранные службы». Сам же побег Чечко, якобы «был тщательно продуман и организован, что тоже говорит в пользу неких внешних сил». Вполне возможно, что в скором времени в Варшаве найдут связи дезертира с российскими спецслужбами и снова затянут давнюю песню о «российской гибридной агрессии». Поэтому неудивительно, что в Польше уже призвали казнить Чечко, так как как грозящие ему десять лет заключения недостаточны в условиях «идущей войны». Именно так заявил бывший командующий польскими сухопутными войсками генерал Вальдемар Скшипчак, не уточняя, правда, с кем его страна сегодня воюет.

Впрочем, позицию Варшавы, которая на сегодня выглядит как истерика, можно понять, так как произошедшее является из ряд вон выходящим событием, подрывающим как статус польской армии, так и всей страны в рамках ЕС и НАТО. Поэтому неслучайно Минобороны Польши сначала отказывалось подтверждать существование Чечко, а после стало придумывать различные объяснения его поведения, начиная от алкоголя и проблем с законом и заканчивая возможным шпионажем. Кроме того, последние заявления бывшего польского военнослужащего вполне могут вызвать множество вопросов к Варшаве со стороны всего международного сообщества, а не только Белоруссии. Дезертир уже наговорил столько, что ему самому грозит пожизненное заключение, а руководству Польши – Гаагский трибунал.

Формальной причиной бегства Чечко стала проводимая польскими властями политика в отношении мигрантов, о которой он «больше не мог молчать». Изначально речь шла о бесчеловечной и явно преступной деятельности военных на границе. По словам Чечко, польские офицеры заставляли солдат не просто выискивать беженцев в лесах, но и расстреливать их. Как заявил дезертир, простых военнослужащих накачивали алкоголем до беспамятства и ежедневно отправляли на поиски мигрантов, которых они должны были не только ловить, но и убивать. Чечко также рассказал, что они рыли ямы в лесах, куда закапывали тела убитых, которых даже свозили к месту расстрела на грузовиках. При этом он сообщил, что первый случай убийства, в котором он принимал участие, произошёл ещё в мае, то есть задолго до серьёзного обострения на белорусско-польской границе.

«На первом патрулировании, где-то по дороге, когда мы были пьяные, мы ловили какого-то одинокого человека. Мы везли его в лес, выкапывали яму, и прямо на наших глазах они стреляли ему просто в голову… Они стреляли в мигрантов, чтобы показать нам, что для них жизнь человека – это то же самое, что застрелить собаку. И человек мог быть настолько пьяным, что ничего не помнил»,

– рассказал солдат в интервью белорусскому телеканалу «Белоруссия 1».

Кроме того, Чечко заявил и об убийствах польских волонтёров, которых якобы застрелили только из-за того, что они слишком много задавали вопросов о судьбе мигрантов. Правда, в самой Польше подобные заявления назвали фальсификацией и «высосанной из пальца историей». Якобы все его слова являются не просто вымыслом, но и хорошо спланированной акцией белорусских спецслужб. Кроме того, 20 декабря заместитель польского министра внутренних дел Мачей Вонсик заявил, что «ни одна из гуманитарных организаций не разыскивает, не заявила о пропаже своего волонтёра, который пытался помогать мигрантам».

Вместе с тем, стоит заметить, что сегодня Варшаве веры становится все меньше, так как после нарастания миграционного кризиса узнать, что в действительности творится на польской территории у границы с Белоруссией, практически невозможно. Из-за введенного чрезвычайного положения сюда не пускают не только журналистов, но и представителей международных организаций, а сама приграничная зона практически превратилась в прифронтовую область, где законы мирного времени не действуют. Это уже вызывает множество вопросов к Варшаве, на что неоднократно указывали в Минске. Глава белорусского МИД Владимир Макей официально заявил, что польские силовики «избивали этих мигрантов, иногда и убивали и их мёртвые тела перебрасывали через границу на территорию Белоруссии», а в ближайшие дни Чечко «расскажет много интересных подробностей о том, что происходило на территории Польши».

На этом фоне совершенно иными красками могут заиграть и собранные белорусской Генеральной прокуратурой пять томов материалов в рамках уголовного дела, возбуждённого в отношении Польши за «преступление против безопасности человечества», которые Минск планирует передать в международные организации. В условиях продолжающегося ухудшения отношений между Варшавой и Брюсселем подобные материалы, усиленные свидетельствами Чечко, могут привести к весьма непредсказуемым результатам, о которых в польской столице раньше и не задумывались.

Варшава, к которой в ЕС уже не первый год существует множество претензий, сегодня рискует оказаться в весьма непростой ситуации. Несмотря на то, что белорусским властям сегодня на Западе не доверяют, любые факты насилия, а тем более убийств безоружных граждан, могут вызвать в Евросоюзе серьезный резонанс, так как этим обязательно воспользуются не только польская оппозиция, но и европейцы, недовольные излишней строптивостью Варшавы. Это повышает возможность политического кризиса, как в самой Польше, так и в ЕС. По сути, инцидент с Чечко, если его слова даже косвенно будут подтверждены, может пошатнуть основные принципы построения западной модели общества и ЕС как политической структуры.

Конечно, сегодня всё ещё рано судить о том, решится ли Брюссель на проверку столь неоднозначных заявлений польского дезертира. Однако можно с полной уверенностью говорить, что теперь у Варшавы появились серьёзные проблемы во взаимоотношениях с Брюсселем, в руках у которого появился дополнительный инструмент для давления. Это не означает, что в польские приграничные области уже завтра поедут различные комиссии для проверки, но теперь доверия к Польше в ЕС будет ещё меньше. С этой точки зрения, Белоруссию можно назвать выигравшей стороной, так как инцидент с Чечко позволит усилить идеологическое воздействие не только на прозападную часть белорусского общества, но и на Брюссель. Правда, это вряд ли изменит отношение Запада к Александру Лукашенко, хотя несомненно станет одним из манизмов формирования новой геополитической реальности в восточноевропейском регионе.

440
Поставить лайк: 337
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору