ссылка

«Наша разведка — лучшая»: разведчики-нелегалы Геворк и Гоар Вартаняны

Увеличить шрифт
А
А
А

Детали и подробности профессиональной деятельности семейной пары разведчиков-нелегалов Геворка Андреевича и Гоар Левоновны Вартанянов по сей день большей частью засекречены. Николай Долгополов, историк спецслужб и писатель-документалист, близко знавший Геворка Вартаняна («мой биограф» — так называл писателя легендарный разведчик), отмечает в своей книге о нём, что «даже то немногое, о чём было разрешено рассказать при его жизни – это всего лишь остров в море неизвестности».

Разведывательная работа этой удивительной пары продолжалась около 45 лет. Генерал-майор СВР Юрий Иванович Дроздов, в 1979 –1991 гг. возглавлявший советскую нелегальную разведку, оценивал профессиональные успехи Геворка Вартаняна чрезвычайно высоко: «Равный Зорге, Абелю, Филби – а возможно, и первый».

Тегеранская «Лёгкая кавалерия»

Будущий разведчик родился 17 февраля 1924 года в Ростове-на-Дону в семье Андрея Васильевича и Марии Савельевны Вартанянов. В 1930-м семья выехала в Иран. К тому времени Андрей Васильевич уже был связан с советской внешней разведкой. Прожив в Иране более двух десятилетий, он в начале 1950-х вернётся в СССР, в Ереван, устроится на гражданскую должность, но пенсию будет получать как офицер-чекист.

Перебравшись в Иран, Вартаняны на некоторое время осели в Тебризе, а в 1936-м переехали в Тегеран. «Прикрытие» у Андрея Васильевича было очень надёжное: он стал коммерсантом, хозяином крупнейшей в стране кондитерской фабрики. Впрочем, Геворк уже примерно с 10-летнего возраста начал понимать, что его отец – разведчик, работающий на СССР. Сын решил пойти по его стопам.

– На этот путь меня поставил отец, – рассказывал он позднее. – Советский Союз был нашей родиной. Ради него мы были готовы на всё.

В феврале 1940-го 16-летний Геворк впервые вышел на встречу с Иваном (Ованесом) Ивановичем Агаянцем, советским резидентом в Тегеране. Причём в разведку юный парнишка пришёл, по собственным словам, «сознательно и обдуманно».

Иван Агаянц в начале 1940-х являлся резидентом советской разведки в Тегеране
Иван Агаянц в начале 1940-х являлся резидентом советской разведки в Тегеране

Вартанян получил от Агаянца первое задание – подобрать надёжных ребят, которые помогали бы старшим товарищам. Геворк быстро собрал группу таких же, как он сам, молодых ребят – среди них были армяне, лезгины, ассирийцы. Все – выходцы из СССР. На первых порах, осуществляя наружную слежку за немцами (а Тегеран в то время был буквально наводнён немецкой агентурой), они колесили по городу на велосипедах, поэтому Агаянц в шутку окрестил группу «Лёгкой кавалерией».

– Часто немцы от нас уходили, – вспоминал позднее Вартанян. – Садились на свои машины, а ребятки голыми пятками жали на педали велосипеда. Но фанатики мы были страшные. И очень упорные.

Позднее, в 1942-м, им дадут трофейный немецкий мотоцикл «Зюндаб» – один на восьмерых. «Лёгкая кавалерия» Вартаняна будет действовать в течение 10 лет – срок очень солидный для разведывательной группы. Немцы, рассказывал впоследствии Геворк Андреевич, не воспринимали эту слежку всерьёз: какие-то мальчишки на велосипедах, которые то появляются, то исчезают… И поплатились за свою неосторожность: за 2 года работы группа Вартаняна выявила около 400 человек, связанных с немецкими спецслужбами (это были в основном иранцы – министры, полицейские, предприниматели, чиновники).

В 1941-м в группе появилась симпатичная 15-летняя школьница. «Я года два-три к ней присматривался, очень она мне нравилась, – рассказывал разведчик годы спустя. – Это была Гоар – моя будущая жена. Смелая, ни от каких заданий не отказывалась». Гоар Пахлеванян родилась в 1926 году в Ленинакане (ныне Гюмри); семья выехала в Иран, когда ей было 5 лет. «Мы с Гоар друг друга всегда понимали даже не с полуслова – с полувзгляда, – скажет позднее Геворк Андреевич. – Жена мне очень помогала. Вся связь с Центром была на ней».

Со спецзаданием в английской разведшколе

В 1942 году британцы открыли в Тегеране разведшколу (под «крышей» молодёжного любительского радиоклуба) и стали готовить там диверсантов для заброски на советскую территорию. Вартанян, получив задание внедриться в школу, поступил туда и сумел собрать сведения о её курсантах. Данные были переданы в Центр. «Всю эту публику, – вспоминал позднее Геворк Андреевич, – сбрасывали в республики Средней Азии и Закавказья. Однако английских агентов в СССР почему-то очень быстро ловили». В итоге преподаватели школы, сообразив, что что-то пошло не так, вынуждены были закрыть свою «лавочку».

Сам Геворк отмечал, что учёба в разведшколе пошла ему на пользу – он приобрёл в ней ценнейшие профессиональные навыки: «Шесть месяцев меня учили, как проводить вербовки, шифровки и дешифровки, тайниковые операции, радиосвязь, фотографирование… Мне это здорово помогло в дальнейшем». Тесно общаясь с британцами, Вартанян пришёл к такому выводу: «Англичане до сегодняшнего дня – самые тяжёлые оппоненты. Но наша разведка – впереди. Она самая лучшая. Никому с ней не справиться».

Накануне встречи «Большой тройки»

В 1943 году группа Вартаняна приняла участие в контрразведывательном обеспечении Тегеранской конференции. 28 ноября – 1 декабря 1943-го в Тегеране должны были встретиться представители «Большой тройки» – И.В. Сталин, Ф.Д. Рузвельт и У. Черчилль. Руководители спецслужб Третьего рейха, задумав уничтожить лидеров трёх стран – союзниц по антигитлеровской коалиции, разработали операцию «Длинный прыжок». Её выполнение было поручено оберштурмбаннфюреру СС Отто Скорцени, начальнику секретной службы СС в VI отделе Главного управления имперской безопасности, специальному агенту фюрера по особым поручениям.

Об этих планах стало известно советскому разведчику Николаю Кузнецову. Основываясь на его данных, «Лёгкая кавалерия» Вартаняна под руководством Агаянца обнаружила группу немецких диверсантов-парашютистов, высадившихся возле Кума и добравшихся до Тегерана, где германская агентура обустроила для них виллу в центре города. Эти диверсанты должны были выйти на связь с Берлином и подготовить условия для высадки следующего десанта, который и осуществил бы покушение на «Большую тройку». Радиосвязь с Берлином немцы установили, однако передатчик был запеленгован, и «Лёгкая кавалерия» сумела разыскать в городе немецких связистов. Их арестовали, и в дальнейшем они работали уже «под колпаком» двух разведок, советской и британской, передавая в Берлин сообщения под диктовку. Потом всё же кому-то из немецких радистов удалось передать условный знак: дескать, работаем под контролем. В Германии сделали вывод, что операция потерпела крах, и не рискнули высылать вторую группу во главе со Скорцени.

Загранкомандировка сроком в 30 лет

Летом 1946-го Геворк и Гоар поженились. Венчание прошло в армянском храме Тегерана. Впоследствии, правда, им пришлось ещё дважды регистрировать брак – при получении документов на новые имена. В 1951-м, после обращения в Центр за разрешением вернуться на родину для получения высшего образования, Геворк и Гоар приехали в Ереван и поступили в институт русского и иностранных языков им. В. Брюсова. А по окончании института, пройдя спецподготовку, супружеская пара вновь отправилась за границу в качестве разведчиков-нелегалов.

Эта «загранкомандировка» продлится, с небольшими перерывами, три десятилетия.

После венчания в Тегеране Геворк и Гоар ещё два раза регистрировали свой брак
После венчания в Тегеране Геворк и Гоар ещё два раза регистрировали свой брак

О послевоенной деятельности Вартанянов известно немного. Более того, их коллеги убеждены, что основная часть работы Аниты и Анри (это оперативные псевдонимы Гоар и Геворка) не будет рассекречена никогда. Они вели раведдеятельность на Дальнем и Среднем Востоке, в Японии, Китае, Индии, США, странах Африки, в Европе. Известно, что долгое время (в 1971—1986 гг.) чета Вартанянов работала в Италии, поскольку южный фланг НАТО представлял большой интерес для советской разведки.

В Европе Геворк Вартанян «легендировался» как предприниматель иранского происхождения, занимающийся торговлей элитными коврами. Анита и Анри жили в центре Рима и за счёт налаженного бизнеса достигли весьма солидного положения в обществе. Позднее Геворк Андреевич рассказывал, что статус успешного предпринимателя позволял ему заводить контакты «в самых верхах – там, где есть информация и те, от кого можно качать информацию».

«Анита» и «Анри» работали под видом респектабельных бизнесменов
Анита и Анри работали под видом респектабельных бизнесменов

В круг друзей и знакомых Вартанянов входили весьма высокопоставленные лица – политики, военные, бизнесмены, журналисты; вечно неразлучная супружеская чета общалась с Джованни Леоне (дважды премьер-министром и президентом Италии), будущим директором ЦРУ США Стэнсфилдом Тёрнером (в описываемое время он командовал объединёнными вооружёнными силами НАТО в Южной Европе), американским генералом Александром Хейгом – командующим войсками НАТО в Европе (к слову, Хейг особо «прославился» тем, что в начале 1980-х предлагал сделать в Европе «предупредительный ядерный выстрел», а позднее, став госсекретарём США, заявлял, что «есть вещи поважнее, чем мир»).

В последние годы своей работы за рубежом супруги находились в Западной Германии. Здесь была сосредоточена наиболее мощная военная группировка НАТО. Обзаведясь связями в среде высокопоставленных военных, Вартанян раздобывал сведения о дислокации войск альянса, хранилищ ядерного оружия, о видах вооружений и т.п. А осенью 1986-го, ни разу не попав под арест и не допустив ни единого провала, Анри и Анита вернулись в Советский Союз, в Москву.

«Помогаем Родине – так мы называли свою работу»

В 1984 году полковник КГБ Геворк Вартанян был награждён «Золотой Звездой» Героя Советского Союза. До 1992-го он работал в центральном аппарате внешней разведки, затем вышел на пенсию, однако и в дальнейшем активно участвовал в воспитании и обучении будущих нелегалов, делясь с ними богатейшим профессиональным опытом.

Геворк Андреевич и Гоар Левоновна в Москве
Геворк Андреевич и Гоар Левоновна в Москве

Широкая публика узнала о Вартаняне в декабре 2000 года, в день 80-летнего юбилея Службы внешней разведки, тогда в печати впервые появилось интервью с довольно подробным рассказом о тегеранском периоде его жизни.

Геворк Андреевич ушёл в 88-летнем возрасте, 10 января 2012 года. Гоар Левоновна пережила его  ненамного – она скончалась 25 ноября 2019-го. На Троекуровском кладбище в Москве можно увидеть памятник этой выдающейся паре нелегалов, проживших бок о бок 65 лет, проработавших вместе ещё больше и пронесших через десятилетия верность друг другу и любовь к своей Родине. Ведь сам Геворк Вартанян говорил: «Разведка – это не только романтика, но и, прежде всего, один из наиболее эффективных путей защиты Отечества. Это работа для подлинных патриотов, людей убеждённых и самоотверженных. В такую работу нельзя не влюбиться. Службы, как у нас, ни у кого в мире нет. И не будет. Мы счастливы, что отдали нашей профессии всю свою жизнь. И, знаете, эта любовь к Родине, чувство, что за нами мощная, громадная страна, которая никогда не оставит, давали нам силы».

Памятник на могиле Геворка и Гоар Вартанянов на Троекуровском кладбище в Москве
Памятник на могиле Геворка и Гоар Вартанянов на Троекуровском кладбище в Москве

А Гоар Левоновна, рассказывая о своей юности в Тегеране, вспоминала: «Мы не очень-то понимали тогда разведывательные термины, да и слово «разведка» не произносилось. Помогаем Родине – так мы называли свою работу…»

524
Поставить лайк: 204
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору