ссылка

Польше надо чаще напоминать о том, кем были её «проклятые солдаты»

Увеличить шрифт
А
А
А

Прошлое всё чаще становится инструментом достижения тех или иных целей политических элит. Особое место в данном случае занимают события Второй мировой войны, которые используются политиками и идеологами для постепенной трансформации исторической памяти целых народов. Одним из наиболее ярких доказательств этому является так называемое «переосмысление» деятельности польского антисоветского подполья и, в частности, тех, кого сегодня в Польше принято называть «отверженными» или «проклятыми» солдатами. Именно их чествуют как героев, которые, «защищая независимость Польского Государства, право на самоопределение и демократические принципы польского общества, с оружием в руках или иным способом противостояли советской агрессии и навязанному коммунистическому режиму». На самом же деле, современная героизация «проклятых солдат» в большинстве случаев не имеет ничего общего с реальностью, а её целью является поддержание в польском обществе необходимого для властей страны уровня русофобии.

Термин «отверженные» или «проклятые» солдаты в польском историческом дискурсе используется уже достаточно давно и символизирует якобы забвение коммунистическими властями Польши тех, кто сражался и с немецкими захватчиками, и с Красной армией. Сегодня к ним относят практически всех участников антикоммунистического подполья, определяя их действия и поступки как героические. В частности, речь идет о членах Армии Крайовой (АК), «Народовых сил збройных», «Свободе и независимости» и пр. Их прямой реабилитацией занимается Институт национальной памяти, который сегодня все чаще стал называть «проклятых солдат» «непокорёнными» или «последними рыцарями Речи Посполитой». И это при том, что некоторые их тех, кого причисляют к «героям», не только сотрудничали с ОУН-УПА* и нацистами, но и занимались этническими чистками, в том числе и на территории современной Белоруссии. Причём делали они это ещё с начала Второй мировой войны, развернув настоящий террор против всех, кто не поддерживал восстановление польского государства в границах 1939 года. В качестве примера можно вспомнить деятельность отряда Ромуальда Райса по кличке Бурый, уничтожавшего православных белорусов.

Известно, что Райс служил в польской армии и даже успел со своим отрядом принять участие в сентябрьских боях 1939 года в районе Люблина, где был разбит, после чего попал в лагерь в Берёзе-Картузской. Правда, вскоре он был освобождён и вступил в состав АК, сражаясь на первых порах против немецких войск. В частности, Бурый командовал одним из отрядов Виленского округа АК в июле 1944 года и участвовал в попытке освободить Вильнюс, но потерпел неудачу.

Ромуальд Райс
Ромуальд Райс

После освобождения Польши АК была официально распущена эмигрантским правительством, но её подпольные вооружённые формирования ещё долго действовали, в том числе и на территории современных Белоруссии и Украины. При этом вели они борьбу исключительно как «антикоммунистическое» подполье. В этот период Райс был вынужден распустить своё формирование, сбежав сначала на территорию нынешней Витебской области, а затем в Белосток, где по поддельным документам поступил на службу в батальон Охраны государственных лесов в Гайновке. В конце весны 1945 года он был завербован своим бывшим соратником Зигмунтом Шендзеляжем (Лупашко) и с отрядом в 29 человек примкнул к подпольным структурам АК. Уже тогда было известно о том, что так называемые подпольщики отличились уничтожением белорусской деревни Вилюки, польской Патоки и литовской Дубинки, хотя сегодня эти факты в Польше многими называются как «предостережение» местному населению «от дальнейшего сотрудничества с коммунистическим советским аппаратом террора».

К августу 1945 года«Бурый оказался в составе Национального войскового соединения, а в его 3-й Виленской бригаде было уже 228 человек, с которыми он развернул террористическую борьбу против частей Войска польского, работников советских органов, милиционеров и мирных жителей. Особую жестокость Райс продемонстрировал в отношении православных белорусов современной Белостокщины.

В частности, в Бельском повете, где в 1945 году проживало более 190 тысяч человек, из которых 45% составляли белорусы, отряд Бурого получил приказ провести в юго-восточных районах «пацификацию» – насильственное «усмирение» этнических меньшинств при помощи переселения и физического устранения. К выполнению поставленной задачи он приступил в конце января 1945 года, что стало настоящим ужасом для тех, кто не мог перекреститься по-католически и прочитать молитву «Отче наш» по-польски. Во время этой акции «пацификации» было сожжено пять деревень и убито по этническому признаку 79 православных белорусов, включая женщин, детей и стариков. В частности, в лесу у деревни Старые Пухалы отряд Райса забил обухами топоров более 30 белорусских крестьян. 31 января «герои Польши» напали на деревни Залешаны и Волька-Выгоновская, где убили 16 местных жителей, включая женщин и детей. Кроме того, ими же 2 февраля были сожжены деревни Зани и Шпаки с преобладающим белорусским населением, а более 30 их жителей убиты.

Найти и полностью обезвредить отряда Райса удалось только через несколько месяцев. Однако сам Бурый сумел бежать: разделив остатки отряда на три группы, он отправился «в отпуск» и даже приобрёл прачечную, чтобы не привлекать к себе внимания. Только 17 ноября 1948 года Райс был арестован по обвинению в совершении военных преступлений. Примечательно то, что в ходе расследования Бурый утверждал, что лично он «никаких приговоров не исполнял, равно как и не поручал их исполнять», а вся его деятельность состояла из «чисто военных действий». Более того, как настоящий «герой» он попытался перевести вину на своего заместителя – подпоручика Хмелевского, но в итоге ему это никак не помогло. В октябре 1949 года на судебном процессе в Белостоке Райс был приговорён к смертной казни, которая была приведена в исполнение в декабре. Его подельник Шендзеляж в ноябре 1950 года также был осуждён к смертной казни по 18 эпизодам. Однако тема «последних рыцарей Речи Посполитой» на этом не завершилась и приобрела новое звучание уже в наши дни при непосредственном участии польских властей.

В частности, ещё 15 сентября 1995 г. Суд Варшавского военного округа реабилитировал имя Райса, назвав действия Бурого нацеленными «на реализацию высшей цели, которой было для них независимое существование Польского государства» и совершёнными «в состоянии высшей необходимости, которая заставила предпринимать действия, не всегда однозначно этические». Позже созданный в конце 1990-х годов польский Институт национальной памяти занялся прямой героизацией «проклятых солдат», что начало встречать негодование даже в самой Польше. В итоге под давлением общественности в 2005 году действия Райса были признаны имевшими «признаки геноцида» в отношении православных белорусов, а потому их было решено не отождествлять с «борьбой за независимость». Однако прошло еще 14 лет, и 11 марта 2019 года все тот же Институт национальной памяти признал свои предыдущие выводы по делу Бурого ошибочными. Правда, официально Ромуальд Райс пока не стал «героем» Польши, так как против этого выступали многие общественные деятели и историки, а также Белоруссия, с которой Варшава до 2020 года пыталась выстраивать выгодные для себя отношения.

Вместе с тем, несмотря на отсутствие официального признания Райса и ему подобных героями, власти Польши на протяжении последних лет фактически оправдывают их деятельность, постепенно формируя в польском общественном сознании новую историческую реальность. Это подтверждается разрешением национал-радикалам с 2016 года проводить в Гайновке так называемый марш «проклятых солдат». Это уже не раз становилось причиной серьёзных дипломатических демаршей со стороны Минска, а прошлом году и вовсе привело к арестам представителей польской диаспоры в Белоруссии, которые при поддержке Варшавы официально чествовали «рыцарей Речи Посполитой».

Марш «проклятых солдат» в Гайновке в 2020 году
Марш «проклятых солдат» в Гайновке в 2020 году

Конфликтная ситуация между Минском и Варшавой только обострилась в последние годы, а с началом специальной военной операции России на Украине и вовсе вышла на новый уровень. Польша окончательно решила использовать тему «проклятых солдат» в качестве одного из инструментов разворачивающейся в стране и на континенте политики русофобии, отождествляя Россию с СССР и называя ее «оккупантом» и «агрессором». В Варшаве все чаще стали говорить о необходимости «очищения» исторической памяти от советских мифов, а значит тема «проклятых солдат» рано или поздно станет одним из основ новой историко-идеологической парадигмы Польши. На этом фоне неудивительно, почему в польской столице даже заговорили о том, что необходимо забыть не только о преступлениях Райса и ему подобных, но и даже действиях бандеровцев на Волыни. Проще говоря, сегодня для достижения своих политических целей, в центре которых находятся имперские амбиции, польские политики готовы пойти на всё, даже на национальное унижение.

1152
Поставить лайк: 675
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

Три отречения от Переяславской клятвы

Нет никакой «ордынской России» и «свободной Украины»

«Декоммунизация» и «десоветизация» – провал в Белоруссии и успех на Украине

Припадок Блинкена накануне Дня Победы

Почему Конотопская битва не привела Выговского к успеху?

Страх «дробовичей», или Суворов в тёмном царстве национальной памяти

Фальсификация истории Великой Отечественной войны – уроки для Белоруссии

Кризис на границе ЕС и Белоруссии формирует новую геополитическую реальность

В Белоруссии задумались о запрете карты поляка

https://odnarodyna.org/article/polshe-nado-chasche-napominat-o-tom-kem-byli-eyo-proklyatye-soldaty