ссылка

Путь Украины в НАТО: 22 года – ползком, 8 – бегом

Увеличить шрифт
А
А
А

Российская спецоперация по принуждению Украины к денацификации и демилитаризации стала вынужденным решением. Зампред российского Совбеза Дмитрий Медведев 19 апреля констатировал «противостояние самым серьёзным угрозам», уточнив: «Прежде всего это попытки расширить присутствие НАТО вблизи наших границ. Мы должны быть готовы к агрессивным действиям, наращивать систему современных вооружений».

Украинский путь к членству в НАТО начался сразу же после провозглашения независимости. В свете нынешних событий он заслуживает пристального внимания.

На Украине разворот на Запад возглавил второй секретарь ЦК Компартии Украинской ССР (КПУ) Леонид Кравчук. В декабре 1991 года он пересел из кресла председателя Верховной рады  в президентское кресло и принялся энергично отдалять Украину от России, сближая при этом с евроатлантическими структурами.

Генсек НАТО Манфред Вернер и Леонид Кравчук

Военно-политический блок НАТО представлялся старому новому украинскому руководству как фактор, прежде всего, недопущения союзничества с Москвой. В 1992 году Украина присоединилась к Совету североатлантического сотрудничества, а в 1994 году заключила рамочный договор с альянсом «Партнёрство ради мира». Миром здесь и не пахнет: эта программа НАТО предусматривала вовлечение стран, остающихся за рамками альянса, в его деятельность.

Начатый Леонидом Кравчуком процесс продолжили его сменщики на посту президента: Леонид Кучма (с 1994 года), Виктор Ющенко, Виктор Янукович, а после госпереворота 2014 года Александр Турчинов (в статусе «исполняющего обязанности»), Пётр Порошенко и Владимир Зеленский. Так, при Кучме 9 июля 1997 года на мадридском саммите военно-политического блока была подписана «Хартия об особом партнёрстве НАТО и Украины», предполагавшая «расширенные отношения» вплоть до совместных «миссий». В документе стороны обозначили единую позицию о возможности «открытости Североатлантического союза для новых членов в соответствии со статьёй 10 Вашингтонского договора».

Кучма и НАТО – долгая история любви

В мае 2002 года Кучма провёл через Совет национальной безопасности и обороны решение «О Стратегии Украины в отношении Организации Североатлантического договора (НАТО)», чтобы добиваться вступления в альянс. В июне 2003 года эта же цель была закреплена в законе «Об основах национальной безопасности Украины». Её реализацией занимались и президентская администрация, и правительство, и парламент.

Действовали межведомственная комиссия по вопросам подготовки Украины к вступлению в НАТО, Национальный центр по вопросам евроатлантической интеграции, многочисленные рабочие группы. В частности, упомянутый центр осваивал госбюджет с практическим выходом комплекса проектов нормативно-методологических и организационно-правовых документов по стратегическому программно-целевому планированию, реформированию и развитию структур безопасности и обороны в контексте евроатлантической интеграции Украины.

Исходя из цели вступления в НАТО было написано обоснование принятого 19 июня 2003 года закона «Об основах национальной безопасности Украины». Законом от 6 апреля 2004 года устанавливался свободный доступ войск НАТО на территорию Украины. Затем цель вступления в альянс была обозначена в указе украинского президента от 21 апреля 2005 года «Вопросы Военной доктрины Украины». На основе пакета законов, указов и сотен других документов с отражённой в них целью вступления в НАТО строилась работа всего госаппарата, включая МИД, МВД, ВСУ, СБУ.

В 2002 году Украина получила «Индивидуальный план партнёрства с НАТО», а после госпереворота 2005 года вступила с Североатлантическим альянсом в формат «Ускоренного диалога». В начале 2008 года Киев запросил «План действий по членству в НАТО», который выглядел как подготовительная стадия к полноценному членству.

Ющенко тоже очень хотел привести Украину в НАТО. С генсеком альянса (на тот момент – Яап де Хооп Схеффер)

Процесс вступления Украины в НАТО активно освещался в прессе. При этом украинский официоз демонстрировал чудеса: один и тот же процесс преподносился как успешный и во всех отношениях позитивный для внутреннего потребителя информационного продукта, а также западных друзей и партнёров, как вялотекущий и вынужденный – для России, Белоруссии и той части общества, которая видела себя в общерусском единстве.

Радовался встречам с представителями НАТО и Янукович. Правда, своим избирателям Партия регионов это преподносила совсем иначе

Россия неоднократно заявляла о неприемлемости расширения НАТО на постсоветское пространство. При этом Москва ссылалась на обещания членов альянса и лидеров западных государств при выводе Советских войск из Германии и других стран-членов упразднённого конкурента НАТО – «Организации Варшавского договора» (ОВД).

После госпереворота 2014 года новое руководство Украины взяло курс на форсирование вступления в НАТО. В 2017 году членство Украины в этом военно-политическом блоке законодательно было закреплено как внешнеполитический приоритет, а в 2019 году оформлено как конституционная норма.

При постмайданном президенте Порошенко путь Украины в НАТО был закреплён внесением изменений в Конституцию. Никакого референдума, даже консультативного при этом не проводилось

В 2020 году Украина получила от НАТО статус «партнёра с расширенными возможностями» наряду с Грузией, которая также добивалась полноценного членства, а также воздерживавшихся от вступления в альянс «нейтральных» Финляндии и Швеции. Такой же статус ранее по протекции США и Британии получили Иордания и Австралия.

Таким образом, накануне знаковой даты 24 февраля 2022 года Украина была в одном шаге от вступления в НАТО со всеми вытекающими из этого военно-политическими последствиями, причём не только для России. Политико-правовая основа для этого была создана.

Зеленский – НАТО: чего изволите?

В практической части объединения Украины с Североатлантическим альянсом также было сделано немало. В 1999 году Украина, поддерживая агрессию НАТО против Югославии, закрыла небо для российских самолётов подобно тому, как по итогам «Мюнхенского сговора» 1938 года Польша угрожала сбивать самолёты СССР при попытке оказать помощь отданной на растерзание немецким нацистам Чехословакии. Официальный Киев отправлял солдат на спецоперации НАТО (например, в Ирак и в Югославию), которые официозом стран Запада и их сателлитами не назывались «войнами», «интервенциями», «оккупациями» и т. п.

Украинская миссия в Косово под командованием НАТО

Прямое и косвенное участие официального Киева в таких мероприятиях агрессивного военно-политического блока проходило в соответствии с национальным законодательством и двусторонними соглашениями. В числе таковых уместно упомянуть о ряде меморандумов. В частности, подписанным 9 июля 2002 года меморандумом о взаимопонимании между правительством Украины, штабом Верховного главнокомандующего Объединёнными вооружёнными силами НАТО в Атлантике и штабом Верховного главнокомандующего Объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе регулировались вопросы поддержки Украиной операций альянса. Использование украинской стратегической транспортной авиации Украины в операциях и учениях альянса регулировалось меморандумом от 7 июня 2004 года, подписанным представителями правительства Украины и штабом Верховного главнокомандующего Объединёнными  вооружёнными силами НАТО по операциям в Европе. Со ссылкой на эти и другие меморандумы, соглашения и иные документы происходило снабжение оккупационных войск альянса в Афганистане, Ираке и других странах.

В 2014 году США и ЕС открыто поддержали антиконституционный госпереворот на Украине. Власть захватили их протеже – националисты и прочие прозападно ориентированные русофобы, открыто декларировавшие курс на вступление в НАТО и ЕС. Они развязали гражданскую войну и вступили в жёсткий конфликт с Россией.

В том же 2014 году была создана литовско-польско-украинская военная бригада (LITPOLUKRBRIG). Сотни украинских военных отправились на стажировки в страны НАТО, которые также отправляли своих инструкторов на Украину. Одна только Канада с 2015 года отправила в центры военной подготовки Львовской области около 200 своих военных специалистов разного профиля.

LITPOLUKRBRIG на учениях во Львовской области, 2021 год

Параллельно украинские военные  воевали с республиками Донбасса в российском приграничье. Все постмайданные лидеры Украины, включая Зеленского, обещали «вернуть Крым», что также невозможно сделать без войны. На этом фоне обеспокоенность России проблемой расширения НАТО с перспективой военных баз альянса непосредственно у своих границ приобрела особую остроту.

Выступающий в альянсе первой скрипкой Вашингтон был уверен в неспособности Москвы решиться на повторение Карибского кризиса. Поэтому в 2008 году президент США Джордж Буш обнадёжил украинскую элиту перспективой членства в НАТО, и последующие хозяева Белого дома эту иллюзию всячески поддерживали.

При этом более адекватные западноевропейские партнёры Вашингтона понимали, что в случае начала прямого столкновения основной театр военных действий развернётся на их континенте. Разумеется, если удастся избежать «ядерной зимы». Поэтому франко-германский альянс заблокировал перспективу украинского членства в НАТО.

Берлин и Париж не исключали конфликта с Россией. Однако предпочитали, чтобы таковой не был прямым столкновением с НАТО и протекал на буферной территории. Таковой и стала Украина.

В начале 2022 года Москва снова попыталась урегулировать нарастающие противоречия и предложила Вашингтону дать ей гарантии безопасности. Ответом стал отказ от обсуждения, что было воспринято как ультимативное требование смириться со status quo.

17 февраля МИД России передал послу США Джозефу Салливану реакцию официальной Москвы на ранее полученный американский ответ по российскому проекту двустороннего договора о гарантиях безопасности. Особое внимание в документе было уделено Украине с упоминанием проблемы её перспективного членства в НАТО.

«В случае принятия Украины в НАТО возникнет реальная угроза того, что режим в Киеве попытается силой «вернуть» Крым, втянув США и их союзников, в соответствии со ст. 5 Вашингтонского договора, в прямой вооружённый конфликт с Россией со всеми вытекающими последствиями», – констатировали в МИД РФ.

В этом же документе, опубликованном за неделю до начала спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины, сказано также: «Для деэскалации ситуации вокруг Украины принципиально важно выполнение следующих шагов. Это – принуждение Киева к выполнению «Комплекса мер», прекращение поставок Украине оружия, отзыв оттуда всех западных советников и инструкторов, отказ стран НАТО от любых совместных учений с ВСУ и вывод всех ранее поставленных Киеву иностранных вооружений за пределы украинской территории».

Официальный Берлин попытался представить проблему как надуманную. В ходе состоявшейся 15 февраля пресс-конференции по итогам переговоров с российским президентом Владимиром Путиным, германский федеральный канцлер Олаф Шольц сказал: «Ситуация несколько странная: расширение не планируется, оно не обсуждается, его нет на повестке дня, все это знают. Этой темой не придётся заниматься, пока мы будем каждый на своём посту». Однако на Украине недвусмысленное заявление канцлера интерпретировали в ключе «позиция Германии – это ещё не позиция всего НАТО».

По большому счёту размещение военных объектов Североатлантического альянса на Украине не связано с её членством в нём.

Постмайданное украинское руководство продолжило прежний порочный курс, по указке и при поддержке Вашингтона и Лондона подготовив и спровоцировав на своей территории кризис 2022 года. Путь к этому кризису – длиной в 30 лет, а последние восемь из них Украина просто бежала по нему.

442
Поставить лайк: 264
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору