ссылка

Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский: великий географ и энциклопедист Российской империи

Заглавная иллюстрация: П.П. Семёнов-Тян-Шанский в 1910 г. Фото с сайта Липецкого областного отделения Русского Географического Общества.
Увеличить шрифт
А
А
А

 

Детства, в обычном понимании, у него не было вовсе. Шести лет от роду он потерял отца: Пётр Николаевич умер, заразившись тифом. Мать, Александра Петровна, из-за смерти мужа повредилась разумом. Гувернантки при ней больше трёх месяцев не выдерживали. Тяготы ухода за больной легли на плечи подростка. А спустя три с небольшим года по той же причине уволился управляющий имением. Десятилетнему отроку пришлось взять на себя и его обязанности… Невероятно, но он справился!

При этом находил время, чтобы основательно осваивать семейную библиотеку, где была масса книг по географии, ботанике, садоводству. Книжные знания дополнял экскурсиями по окрестностям родового имения Рязанка (ныне Чаплыгинский район Липецкой области). Собирал гербарии и коллекцию насекомых, которую пополнял около 70 лет, доведя до более чем 700 тысяч экземпляров. Безвозмездно переданная им Санкт-Петербургскому Зоологическому музею, она стала жемчужиной его фондов.

Усадебный дом в имении Рязанка, ныне мемориальный музей П.П. Семёнова-Тянь-Шанского
Усадебный дом в имении Рязанка, ныне мемориальный музей П.П. Семёнова-Тян-Шанского

Другую богатейшую коллекцию – картин фламандских и голландских художников XVI и XVII веков, которую он тоже собирал всю жизнь и которая насчитывала 719 полотен, он за полцены (250 тысяч рублей) продал Эрмитажу. «Отдал бы даром, но считаю себя не вправе оставить совершенно без наследства пятерых сыновей и 13 внуков», – как бы оправдывался он. При этом 3500 гравюр и офортов, включая работы Дюрера и Рембрандта, передал бесплатно. А это в свою очередь было целое состояние.

…Внук участника суворовских походов и сын героя Бородинского сражения, награждённого золотой шпагой «За храбрость», Пётр Семёнов закономерно выбрал для учёбы школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров – привилегированное военное учебное заведение, где учился, в частности, Михаил Лермонтов. Поступил он туда в 15 лет и успешно овладел курсом военных наук. После чего стал вольнослушателем Санкт-Петербургского университета по отделу естественных наук.

Случилось это в достопамятном 1845 году, когда по инициативе адмирала Ф.П. Литке, воспитателя Великого князя Константина Николаевича, оформленной представлением министра внутренних дел Российской империи графа Л.А. Перовского, Высочайшим повелением Императора Всероссийского Николая I было учреждено Русское географическое общество (Общество).

Великий князь Константин Николаевич, граф Л.А. Перовский и адмирал Ф.П. Литке (слева направо) – основатели Русского Географического Общества
Великий князь Константин Николаевич, граф Л.А. Перовский и адмирал Ф.П. Литке (слева направо) – основатели Русского географического общества

Пётр Семёнов был избран в члены РГО в 1849 году, тотчас по завершении университетской учёбы. Тогда же общество стало Императорским (его председателями являлись Великие князья: сначала Константин Николаевич, затем Николай Михайлович; правящий император традиционно носил титул Покровителя общества). Пётр Петрович стал вице-председателем, то есть фактическим руководителем Общества в 1873 году и оставался ним вплоть до своей смерти в 1914 году – более 40 лет, в период наиболее ярких и значительных открытий и свершений русских географов.

Первыми заданиями Семёнова стало упорядочение библиотеки Общества, а затем перевод капитального 10-томного труда Карла Риттера «Землеведения Азии» (для чего ему пришлось в совершенстве изучить немецкий язык). В эти годы (начало 1850-х) он осуществил ряд экспедиций по России и посетил Европу, где слушал лекции в Берлинском университете и познакомился как с автором переводимого им труда (профессором упомянутого университета), так и с самым прославленным на то время географом, натуралистом и путешественником, одним из основателей географии как самостоятельной науки Александром Гумбольдтом.

Сочинение Карла Риттера было именно сочинением – собранием разрозненных, часто противоречивых сведений, взятых отовсюду: записок странствующих монахов, купцов, мореходов. К примеру, там утверждалось, что к востоку от Пекина стоят высокие горы, коих нет. А Гумбольдт, рассуждая умозрительно, предполагал, что горная система, расположенная в Центральной Азии, имеет вулканическое происхождение. Узнав о планах Семёнова осуществить экспедицию в эти края, горячо поддержал намерение и просил привезти в подарок образец вулканической породы. 

В это знаковое для него путешествие Семёнов отправился в 1856 году, успев издать первый том трудов Карла Риттера. Любопытно, что комментарии и дополнения научного переводчика уже тогда не уступали по объёму тексту оригинала: 29-летний неофит науки решился вступить в спор с её 77-летним мэтром, признанным первым географом мира. И это была отнюдь не самонадеянность юнца, а первые плоды усвоенных им всесторонних знаний.

Экспедиция в Центральную Азию продолжалась два года, являясь крайне опасным предприятием: достаточно сказать, что намеревавшийся тогда же покорить Тянь-Шань со стороны Китая немецкий географ Адольф Шлагинтвейт был казнён эмиром Кашгарии, и его череп лёг в пирамиду голов таких же чужеземцев, пытавшихся проникнуть в запретный для европейцев край.

Имя П.П. Семёнова носят десятки географических объектов. Здесь: пик Семёнова – горная вершина в Центральном Тянь-Шане в Киргизии, высшая точка хребта Сарыджаз. Фото Б.Л. Громбчевского
Имя П.П. Семёнова носят десятки географических объектов. Здесь: пик Семёнова – горная вершина в Центральном Тянь-Шане в Киргизии, высшая точка хребта Сарыджаз. Фото Б.Л. Громбчевского

Смертельная опасность не раз подстерегала в этой экспедиции и Семёнова с его немногочисленными спутниками. Они часто оказывались на линии противостояния враждующих племён, и только недюжинные дипломатические способности руководителя, а иной раз мужество в схватках с вооружёнными грабителями позволили избежать трагической развязки.

Навыки офицера-кавалериста дали Семёнову возможность преодолеть тысячи километров тяжелейшего пути по равнинам и горным перевалам. Знания и умения ботаника, натуралиста, энтомолога и геолога, приобретенные в детстве и развитые непрестанной учёбой, – собрать богатейшие коллекции образцов, позднее описанные и систематизированные. В итоге, ровно полвека спустя (в мае 1906 года), это обусловило приписку к его фамилии на основании Высочайшего повеления – «Тян-Шанский» как первого исследователя Центральной Азии, первого составителя схемы орографии и высотной зональности главной её горной системы, инициатора ряда последующих экспедиций в этот край.

Карта маршрутов азиатских путешествий П.П. Семенова
Карта маршрутов азиатских путешествий П.П. Семенова

Пётр Семёнов был в том ещё удивительным человеком, что, не оставляя прежде освоенных занятий, постоянно добавлял к ним новые, с коими справлялся неизменно блестяще. В 1858 году он был приглашён к «занятиям по крестьянскому делу» и принял самое деятельное участие во всех трудах по освобождению крестьян и составлению Положений 19 февраля 1861 года, будучи при этом хозяином обширных имений, земельных и лесных угодий, а также 600 крепостных душ в Рязанской, Тульской и Тамбовской губерниях. Как признанный защитник прав земледельческого сословия, в 1882 году был назначен сенатором 2-го (крестьянского) департамента Правительствующего сената.

Огромны его заслуги в создании сети региональных отделений ИРГО, что способствовало накоплению знаний о стране. В подготовке десятков научных экспедиций, стёрших «белые пятна» с карт азиатских территорий, соперничающих по размеру с Европой. Будучи чрезвычайно авторитетным, Семёнов поддержал несколько инициатив, выходящих далеко за пределы уставных положений Общества: скажем, экспедиции Н.Н. Миклухо-Маклая в Юго-Восточную Азию, Австралию и Океанию (они ведь никак территориально не относились к России, и отнюдь не граничили с Российской империей).

Великие русские путешественники И.М. Сибиряков, Н.Н. Миклухо-Маклай и П.К. Козлов (слева направо), чьи экспедиции состоялись благодаря содействию П.П. Семёнова
Великие русские путешественники И.М. Сибиряков, Н.Н. Миклухо-Маклай и П.К. Козлов (слева направо), чьи экспедиции состоялись благодаря содействию П.П. Семёнова

Поддержал и утвердил экспедицию И.М. Сибирякова, в которую тот включил, в числе 26 участников, 15 политических ссыльных: дело неслыханное. Но политика – это одно, а высокая квалификация – иное, доказал «на самом верху» Пётр Петрович. В результате этого научного мероприятия была впервые обследована Якутия: страна, в шесть раз превышающая по размерам Францию.

Неизменной поддержкой Семёнова пользовался и географ-путешественник П.К. Козлов, предпринявший шесть длительных экспедиций в Нань-Шань, Сычуань, Восточный Туркестан, Монголию и Тибет. Конечной цели всех этих экспедиций (Лхасы) Пётр Кузьмич по ряду причин не достиг. Однако им были составлены карты огромных территорий упомянутых мест, а главное – открыты в пустыне Гоби руины мёртвого тангутского города Хара-Хото: столицы империи, полностью уничтоженной воинами Чингиз-хана. Была найдена библиотека из более восьми тысяч свитков на тангутском, китайском и других языках (что позволило расшифровать письменность этой исчезнувшей цивилизации), прочесть произведения её литературы, ранее неизвестные и не имеющие параллелей на других языках.

Западный угол крепости Хара-Хото. Фото Петра Козлова. Внизу – манускрипты исчезнувшей цивилизации, умевшей печатать книги за многие столетия до китайцев, не говоря о европейцах
Западный угол крепости Хара-Хото. Фото Петра Козлова. Внизу – манускрипты исчезнувшей цивилизации, умевшей печатать книги за многие столетия до китайцев, не говоря о европейцах

Эти книги, а также живописные, скульптурные и бытовые предметы хранятся ныне в Институте восточных рукописей РАН и фондах Государственного Эрмитажа, обеспечивая приоритет России в изучении некогда могучего и абсолютно уникального «Великого государства Высокой Белизны» (Тангутской державы): все прочие последующие экспедиции (Аурела Стейна, Лэнгдона Уорнера, Фольке Бергмана и прочих) не нашли и трети того, что разыскал в руинах этой «Азиатской Трои» русский первооткрыватель.

Подлинным научным подвигом П.П. Семёнова стали подготовка и проведение первой всеобщей переписи России, совершённой в 1897 году под его главным руководством. Результаты были опубликованы в 89 томах (119 книгах) и дали ответы на множество вопросов, начиная от количества населения (125 680 682 жителя), плотности (6,7 человека на 1 квадратную версту), среднем возрасте (21,16 года), процентном соотношении (на 100 мужчин приходилось 101,05 женщины) и до десятков других подробностей.

Главная переписная комиссия всеобщей переписи России 1897 года. В центре – П.П. Семёнов
Главная переписная комиссия всеобщей переписи России 1897 года. В центре – П.П. Семёнов

Участию в переписи Семёнову удалось придать значение государственного служения: лицам, наиболее отличившимся, вручались медали «За труды по первой всеобщей переписи населения», которые полагалось носить на бело-лазорево-красной ленте, то есть цветов государственного флага. Простым «счётчиком» принял участие в переписи великий русский писатель А.П. Чехов и тоже получил медаль, коей гордился.

Труды П.П. Семёнова во всех сферах его деятельности получили чрезвычайно высокую оценку. Он был награждён российскими орденами высших степеней (кроме святого Георгия, дававшегося исключительно за военные подвиги), включая орден святого Андрея Первозванного. Высшие ордена своих стран ему пожаловали Пруссия, Бавария, Великое герцогство Гессен, Италия, Австро-Венгрия, Дания, Швеция, Бельгия, Нидерланды, Португалия, Эфиопия. Пётр Петрович был избран действительным членом всех Российских университетов: стало быть, Киевского и Харьковского тоже.

Огромным по масштабам охвата его проектом последних дней жизни стал свод трудов под общим названием «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества», с подзаголовком «настольная и дорожная книга для русских людей», предпринятый изданием в 1899-1914 годах (вышло в свет 11 томов). Том седьмой – «Малороссия». Это обзор трёх губерний - Черниговской, Полтавской и Харьковской: описание рельефа, климата, растительного и животного мира, населения в его исторических судьбах, промыслах и занятиях. И просто увлекательное путешествие по путям сообщения, которое позволяет и сейчас заглянуть и в крупные города того времени, и чуть ли не в каждый хутор, коих имелось несметное количество. 

«Живописная Россия» – непревзойдённый шедевр симбиоза географической науки и книгопечатания
«Живописная Россия» – непревзойдённый шедевр симбиоза географической науки и книгопечатания

«Дорожная книга» была снабжена «100 политипажами, 40 диаграммами, картограммами, схематическими профилями, 1 большой справочной и 10 малыми картами», однако её красочно дополняли альбомы «Живописная Россия»: уникальное, одно из самых дорогих в истории российского книгопечатания издание, предпринятое П.П. Семёновым совместно с издателем М.О. Вольфом в 1881–1901 годах. Том 5, в двух частях, это опять-таки Малороссия: в первом случае с присовокуплением Подолии и Волыни, во втором – Новороссии: Бессарабской, Херсонской, Екатеринославской и Таврической губерний.

«Считается, что и до сегодняшнего дня (а прошло уже почти 140 лет со дня выхода первой книги „Живописной России“) нет таких полных и объёмных трудов, посвященных описанию Российской империи и народов, её населяющих», – написано в аннотации к современному переизданию раритета. Это правда, ибо нет и титана, способного поднять подобный труд.

Заглавная иллюстрация: П.П. Семёнов-Тян-Шанский в 1910 г. Фото с сайта Липецкого областного отделения Русского географического общества

451
Поставить лайк: 193
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
https://odnarodyna.org/article/pyotr-petrovich-semyonov-tyan-shanskiy-velikiy-geograf-i-enciklopedist-rossiyskoy-imperii