ссылка

Ярославль глазами киевлянки

Ярославль глазами киевлянки
Увеличить шрифт
А
А
А

Не было такого человека – друга или недруга, который бы нам в Киеве перед отъездом не сказал: «Поменять столицу на какое-то захолустье?? Не понимаю! Ехали бы в Европу!» или «Вот туда им и дорога, в мокшанскую дыру, слава Богу, украинская земля станет чище». А когда мы переехали, уже россияне недоуменно пожимали плечами: «А почему не Москва, не Питер? Ярославль – это, мягко говоря, не лучший выбор».

Конечно, меня эти все вопросы доводили до белого каления, хоть я старалась этого и не показывать. Во-первых, бежали мы из Киева не по своей воле, а после внесения на сайт «Миротворец» (запрещён в РФ), призывов Ницой через украинские СМИ к нашему физическому уничтожению, на которые откликнулись парни из С14, визитов СБУ к мужу на работу и очень пристального внимания со стороны украинских СМИ.  Во-вторых, мы действительно могли выбрать любую страну ЕС, так как на тот момент у меня на руках было по крайней мере три зарегистрированных заявления в прокуратуру Киева, несколько заявлений в полицию, официальное обращение к офицерам ООН и ОБСЕ в связи с травлей нашей семьи, составленные с помощью Института правовой защиты им. Ирины Бережной.  Это всё тянуло, как выражались юристы, на «три политических убежища».  Да, мы подумывали, не скрою, и о таком варианте, тем более что  в ЕС у меня проживает несколько близких родственников (в Австрии и в Германии), но мы хотели домой. А относительно ЕС у нас не было иллюзий именно потому, что мы хорошо знали настоящее положение дел даже в развитых странах Европы. Кстати, когда грянула пандемия, мы ещё раз всеми руками перекрестились, что уехали именно в Россию. Ну и в третьих, мы не выбирали (!) какой-либо регион сами. В отличие от ЕС, Россия не даёт политического убежища украинцам, единственная возможность переехать была связана с «Программой переселения соотечественников», которой мы воспользовались. По этой программе человек не может выбрать ни Москву, ни Питер, мало того, количество наших детей ( а на бюрократическом языке они называются иждивенцами) давало повод  для отказа за отказом, регионы не хотели принимать физика-ядерщика с женой и пятью детьми. Для местных чиновников мы были не «своими русскими людьми» , а камнем на шее местного бюджета. Мы уже перестали надеяться, честно говоря, что будем спасены, но в дело вмешались депутаты Госдумы Константин Затулин и Александра Докучаева. Они-то и помогли нам буквально «выбить» разрешение от Ярославской области. Вот так мы и оказались в Ярославле.

Мы не искали улучшения своего материального положения, мы искали безопасности и Родины.  Мы не рассчитывали на какие-то «плюшки» вроде материнского капитала, потому что все дети были рождены на Украине, а закон в этом отношении имеет двойное прочтение: могли дать, могли не дать. Мы хотели, чтобы дети получали нормально образование, а нам больше бы не приходилось оглядываться, выходя из подъезда: не поджидают ли нас отморозки, которым дали команду «фас».

Конечно, мне было безумно страшно переезжать. Младшим двойняшкам на тот момент исполнилось полгодика, третья дочь тоже была кнопкой, второй было 10, старшему только исполнилось 12, вся эта «команда» была непригодна для бегства, мягко говоря. Мы не могли взять с собой ничего, кроме детей, трое из которых ехали в колясках,  и нескольких чемоданов с их же одеждой: чтобы нанять безумно дорогую грузоперевозку, нужно было хотя бы знать, где мы будем жить. На пересадке с самолёта на самолёт в Минске мы так долго заполняли декларации на всех семерых, что чуть не опоздали на второй борт до Москвы. Добрались до Ярославля одним днём.  Нам чудом удалось в тот же день подписать договор аренды квартиры… и никогда не забуду, как я в этот первый день лежала в темноте на голом матрасе и чужой подушке, рядом сопели младшие, а я смотрела широко открытыми глазами в потолок. Скоро 40 лет, а приходится мне, многодетной матери, всё начинать с нуля.

Первые впечатления тем не менее были эйфоричными. Мы жили на проспекте Фрунзе, не в центре, относительно новый район, ровный свежий асфальт на главных дорогах – первое, что впечатлило даже не меня, а старшего сына. Ему понравились эти новенькие знаки и ровная разметка. Ярославцы очень ругают свои дорожные службы и есть за что. В хорошем состоянии здесь только главные трассы, чуть отъезжаешь от них – и начинаются ямы. Тут очень много дождей, иногда они могут идти каждый день в течение двух месяцев, я неоднократно видела, как приходится класть асфальт под ливнем.  Второе, что меня очень сильно радовало, – здесь на каком языке говорят, на таком и вывески, на таком и учат в школе, на таком и ведётся документация. Отсутствие языковой шизофрении значит для душевного равновесия человека гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Третье моё открытие – это нормальные, качественные продукты в супермаркетах.  Не нужно было знать, какое молоко на самом деле является молоком. В Киеве я привыкла, что есть подделки, которых надо избегать, а есть определённые марки, в которых более или менее честно отражён состав продукта. Здесь это умение лавировать стало ненужным рудиментом. За составом продуктов ведётся контроль, ГОСТы не упразднены, санэпидемстанции – тоже, поэтому читай состав и думай, что тебе нужно, вот и всё. Это кажется странным, но именно в России я приучилась к хорошему сыру, например, и стала безбоязненно покупать кулинарию. Да, мне подчас не хватает дешёвых и вкусных ягод и «молочки» от бабушек, сидящих вдоль каждого бордюра в Киеве, но здесь у меня вообще появилось отвращение с стихийным рынкам. Я как-то раньше не замечала, что это вообще-то уродливое явление.

Очень, прямо очень сильно меня порадовали детские площадки с прорезиненными покрытиями и новенькими «горками»,  но  особенно поразил детский сад. Он был похож на сказочный замок! Внутри оранжереи, бассейн, музыкальные залы, гимнастические, хореаграфические комнаты, богатые детские площадки. Особенно умилило баскетбольное поле для самых маленьких. Причём попали мы в этот садик не за взятку, как это было принято на Украине, а по электронной очереди.  Когда мы сменили район, садик стал попроще, но тоже с бассейном.

Кстати, о взятках. После Украины первое, что окатывает приезжего, как холодный душ, – это совсем другое отношение к закону. Его здесь, конечно, обходят, но уж особо дерзкие и гораздо более осторожно.  И нередки случаи, когда и они попадаются и сидят. «Неприкосновенных», которые творят беспредел и им за это ничего не будет,  я лично не встречала.  А о том, чтобы на бытовом уровне дать взятку врачу, воспитателю, учителю, чиновнику – вообще можно забыть.  Но и бюрократии здесь гораздо больше. До тех пор, пока мы не стали гражданами, пришлось  много раз столкнуться с «бюрократическими вилками», когда только чиновник решает, дать тебе бумажку или не дать. И чаще всего он боится ответственности и тебе ничего не остаётся делать, как писать в вышестоящие инстанции. Последнее – очень рекомендую: помогает. Так, обращение в прокуратуру на бездействие полиции существенно помогло ускорить процесс поимки мошенника, который под видом мебельщика, выманил у нас деньги. Деньги нам вернули до копейки. А обращение на горячую линию МВД помогло получению гражданства нашей двойни, которая родилась уже после того, как мы подали первые документы на переселение. Их хотели подвесить в юридической пустоте – без гражданства, а значит без гражданских прав.

Когда мы наконец-то стали полноценными гражданами в 2018 году, а главное, получили долгожданную прописку, мы ощутили, насколько сильно отличается положение граждан в лучшую сторону. Портал «Госуслуги» охватывает уже практически все сферы жизни, загранпаспорта получать было одно удовольствие. 

Одно из слабых мест в Ярославской области – медицина.  Поликлиники переполнены, новые строятся очень медленно, попасть к некоторым специалистам можно только через некоторое время. Однако же все прививки делаются регулярно, вакцина всегда проверенная, чаще всего российская, которой я доверяю. Кроме того, по ОМС можно бесплатно делать плановые операции, которые в Украине бы стоили круглую сумму. Необычно, что раз в два-три года надо проходить медосмотры взрослым, причём с онкомаркерами и анализами, которые без ОМС влетели бы в копеечку.

Отдельно стоит сказать, что материнский капитал нам всё же выделили. Кроме того, сейчас я получаю множество льгот, когда мы стали гражданами, – от оплаты детского сада до частичного покрытия коммунальных платежей.  Положены нам так же и налоговые вычеты, которыми мы, к сожалению, пока не смогли воспользоваться. Плюс к этому, я получаю около 5 тысяч пособия на детей в месяц. До достижения трёх лет на двойню выдавали по 11 тысяч независимо от уровня дохода семьи, это была очень ощутимая поддержка, благодаря которой я не так сильно боялась потерять работу. С уверенностью могу сказать, что социальная поддержка многодетных семей в России – одна из лучших в мире.  Не всеми «бонусами» мы смогли воспользоваться, для этого и рожать надо было здесь, но уж как сложилось, так сложилось.  Главное, дети в безопасности, они учат родной язык, им преподают нормальную историю.  Главное, мы можем говорить то, что мы думаем, без угрозы попасть за это за решётку. Как сказал мне один мой знакомый из ЕС, «в России сейчас настоящая свобода слова».

Ну и напоследок о самом городе. Ярославль – столица Золотого кольца, город, основанный Ярославом Мудрым на слиянии двух рек Волги и Которосли. Его русская красота влюбляет с первого взгляда. Если идти по набережной реки Волги от знаменитого парка «Стрелка», то увидишь не менее десятка храмов за двадцать минут ходьбы. Зимой здесь с ноября по апрель лежит снег, и я научилась ходить на лыжах по сосновым борам и берёзовым рощам. Летом в центре цветут липы, мои любимые деревья. А вообще, если бы город был холмистый, то он поразительно был бы похож на Киев. Те же дома, тот же русский стиль в центре и те же многоэтажки на окраине. Да и люди здесь тоже говорят по-русски. Как в Киеве.

1280
Поставить лайк: 1035
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору