ссылка

«„Юности честное зерцало“ за лучшее нравоучение служить может...»

Царь Пётр I, заказчик книги «Юности честное зерцало», и титульный лист раздела, давшего название всему этому сборнику.
Увеличить шрифт
А
А
А

В царствование царя-реформатора Петра I, и лишь в 1700-1725 годах, было издано 1312 наименований книг: в два раза больше, чем за всю предыдущую историю русского книгопечатания. Новое издание появлялось, стало быть, в среднем каждую неделю. Почти все они представляли собой новинки, ранее читателю неизвестные.

«Историко-литературная хрестоматия нового периода русской словесности» выдающегося педагога А.Д. Галахова, по которой училось не одно поколение школяров и гимназистов второй половины XIX – начала XX века, даёт некоторое представление о том, что считалось заметным явлением в книгоиздании того времени. Это «Басни Эзопа», опубликованные в 1700 году, «Арифметика» Л.Ф. Магницкого (1703), надолго ставшая основным учебником по арифметике, алгебре, геометрии, тригонометрии, астрономии, геодезии и навигации, «Приклады, како пишутся комплимены» (1708) – пособие по приватной переписке, «Апофегмата» (1712) – руководство по философии и риторике (составлению и произнесению речей), «Введение в историю европейских государств» Самуила Пуффендорфа (1718) и чуть позже (в 1726 году) – его же сочинение «О должностях человека и гражданина».

 

В.Н. Татищев (слева) и А.Д. Галахов.

Просветительская сущность этих изданий самоочевидна, однако все они (за исключением разве что «Арифметики» Магницкого, где обучение точным наукам перемежалось с морализаторскими сентенциями) были ориентированы на взрослого читателя. Поэтому совершенно особое место в библиотеке книг, изданных по воле царя Петра I, занимает сборник «Юности честное зерцало», появившийся в 1717 году, 305 лет тому назад. Яркую оценку дал ему современник, историк и государственный деятель В.Н. Татищев, строки из его «завещания сыну» вынесены нами в заголовок статьи.

Необычность этой книги состояла в том, что она была прямо ориентирована на молодого читателя, став тем самым закладным камнем всей последующей российской литературы для детей и юношества, и по крайней мере на два века вперёд – лучшим «воспитующим» чтением для отпрысков дворянских родов, откуда черпали мудрость и правила поведения также сыны и дочери купеческие, мещанские, зажиточных крестьян – тоже. О популярности издания свидетельствует тот факт, что в том же 1717 году оно было переиздано ещё дважды, и «репринты» его продолжались в полном, либо усечённом виде (включением в хрестоматии, другие сборники) ровно два столетия после того. А интерес к нему не угас и до сих пор.   

Следует отметить, что литература по воспитанию детей пользовалась неизменным успехом на Руси с незапамятных времён. Вначале это были библейские тексты, где содержатся соответствующие поучения. Позже они были собраны в устойчивые сборники «Златая цепь», известный с XIII века, «Измарагд» и «Златоуст», составленные веком позже, которые являлись чрезвычайно популярным домашним чтением педагогического толка.

Титульные листы сборников «Златая цепь», «Измарагд» и «Златоуст» (слева направо).

Фундаментальный труд – книга, «содержащая в себе полезные сведения, поучения и наставления всякому христианину - мужу, и жене, и детям, и слугам, и служанкам», кратко именуемая «Домострой», приписываемая духовнику и сподвижнику царя Иоанна IV Грозного протопопу Сильвестру, впитала в себя как эти источники, так и многие другие «нравоучительные тексты», имевшие распространение среди знати и купечества во времена Новгородской республики.

Замысел оказался столь удачным и востребованным, что книга впоследствии была творчески переработана иеромонахом московского Чудова монастыря, позже игуменом Карионом (Истоминым) в XVII веке. Он объединил несколько различных изданий «Домостроя», внёс добавления и исправления. На педагогический характер трактата прямо указывает вступительный раздел, предваряющий основное повествование: «Послание и наказание ото отца («Селивестра») к сыну» («возлюбленному», «единородному», «милому чаду дорогому»), где содержатся благожелательные советы его родителя едва ли не на все случаи жизни дитяти.

«Домострой» содержал в себе правила жизни для каждой семьи в отдельности и общества в целом. Здесь: «Боярская свадьба». Художник Клавдий Лебедев 

Русский «Домострой» (Сильвестровская редакция) является современником сочинения Эразма Роттердамского, написанного нидерландским гуманистом для своего воспитанника отрока Генриха, сына герцога Адольфа Бургундского. Своё сочинение автор рассудил издать «для всего юношества», дабы «возбудить… охоту к свободным наукам, а паче к добрым нравам». Независимо от него и с куда большим успехом популяризацией этого труда озаботился ректор Марбургского университета Рейнгард Гадамарский, подвергнувший текст структурной переработке, отчего он принял форму вопросов и ответов. Он же дал ему и название: «Правила поведения».

Перевод на русский язык этой «педагогической поэмы» выполнил по заказу окольничего Ф.М. Ртищева ученый иеромонах Епифаний Славинецкий в Чудовом монастыре. Переводчик озаглавил его «Гражданство обычаев детских», где под «гражданством» подразумевал «добросклонность и человекопочитательство».

Видный русский просветитель XVII века стольник Ф.М. Ртищев и основанный им Андреевский монастырь, где располагалась его школа, равная по уровню образования европейским университетам.

Ртищев состоял во главе разных приказов, прославился как просветитель и меценат, был основателем Андреевского монастыря и Ртищевской школы (первого образовательного учреждения в России, где обучение велось по образцу европейских университетов); руководил ею Славинецкий. А Ртищева царь Алексей Михайловичем назначил воспитателем наследника престола царевича Алексея Алексеевича. Его уроки слушали и другие царские дети, в том числе будущая правительница Софья.

Такова предыстория создания и основные источники, положенные в основу книги «Юности честное зерцало»: апробированные временем, послужившие пособиями для учёбы детей высшего сословия, они должны были стать массовым учебником, ибо потребность в образованных людях была крайне высока. Ответственную задачу составить его Пётр I поручил епископу Рязанскому и Муромскому Гавриилу (Бужинскому), ставшему переводчиком двух упомянутых в начале статьи сочинений Самуила Пуффендорфа, и своему сподвижнику Я.В. Брюсу, автору первого русского гражданского печатного календаря (был издан в 1708 году).

Я.В. Брюс и его календарь (фрагмент)

Современному человеку, вероятно, не вполне понятно даже само название книги, а оно весьма многозначно. Слово «честнóе» (с ударением на „о“) означает «почитаемое как святое, непоколебимое», заслуживающее высшего почета и уважения; оно используется в таких устойчивых выражениях, как «мать честная» или «при всём честном народе».

Слово «зерцáло» – это и зеркало (от древнеславянского зеркáть, смотреть пристально), а также другое «зеркало» (куда следовало смотреть не менее внимательно): так называлась трехгранная золоченая тумба на ножках, устанавливаемая в государственных учреждениях для «публикации» (вывешивания на ней) царских указов.

Книга «Юности честное зерцало» ни к коей мере не являлась простой компиляцией. По мысли заказчика (царя) и воле авторов-составителей она стала своего рода «малой энциклопедией» необходимых юному гражданину (и гражданке) Отечества знаний. Начиналась она с «изображения древних и новых писмен славенских печатных и рукописных», то есть азбуки церковнославянской и параллельно изображаемого нового гражданского шрифта, учреждённого Петром I в 1708 году для печати светских изданий. Далее шли «слози» (слоги) «двоеписменные» (двухбуквенные), и «триписменные» (трёхбуквенные). По сути, доходчивый букварь и одновременно справочник.

Книгу отмечали чёткий шрифт и удобочитаемая вёрстка, сделанные с учётом детского восприятия

Научившись по нему читать, отрок переходил в раздел «нравоучения, от священного писания по алфавиту набранные», знакомству с которыми предшествовал призыв: «Слыши сыне и вразумляйся».

Далее шёл раздел математический: «число церковное и арифметическое», где старые цифры (буквы под титлом) переводились в цифры арабские и римские и давалось «показание великого сочисления» (их названия: десять, сто, «тысяща»). Оперировали величинами до 9 миллионов включительно.

Рисунок современного художника верно отражает направленность образовательных реформ Петра I: они должны были охватить как можно более широкие круги и слои населения

Основной объём издания занимает раздел, давший название всей книге: «Юности честное зерцало, или показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов». Как и надлежит энциклопедическому изданию, сборник содержал наставления по самому широкому кругу вопросов, охватывающему все аспекты общественной жизни: от правил поведения за столом до государственной службы. Юношам рекомендовалось в первую очередь учиться иностранным языкам, верховой езде, танцам и фехтованию. Им следовало избегать дурных компаний, воздерживаться от мотовства, пьянства, грубости, придерживаться светских манер.

Добродетелями девушки признавались смирение, почтение к родителям, трудолюбие и молчаливость, целомудрие (всего «девической чести венец» состоял в «двунадесяти (20) добродетелях», каждая из которых детально была рассмотрена и описана). Помимо упомянутых это «охота, и любовь к слову, и службе Божией, нехвастливость, милосердие, чистота телесная, стыдливость, бережливость, щедрота, правосердие, и протчая». Написаны поучения живым, образным языком: «Потупляет стыдливая девица очи свои, яко Ревекка, егда узрев еще из далеча Іакова грядуща…», «Кто летать хощет, не выростя на пред перья, оное неудачно бывает, и срамотою покрывается».

Множество рекомендаций из книги «Юности честное зерцало» не устарели до сих пор. К примеру, совет общаться с людьми вежливо и учтиво: «Нужду свою благообразно в приятных и учтивых словах предлагать, подобно якобы им с каким иностранным высоким лицом говорить случилось». Культуре общения уделялось вообще много внимания, и вот какой давался совет: «Когда им (юным дворянам доведётся) говорить с людьми, то должно им благочинно, учтиво, вежливо, но не много говорить. Потом слушать, и других речи не перебивать, но дать всё выговорить и потом мнение своё, что достойно, предъявить». Или вот такая неустаревающая рекомендация: «Когда тебе что приказано будет сделать, то управь сам со всяким прилежанием, а отнюдь на своих добрых приятелей не надейся и ни на кого не уповай».

Ассамблеи (балы) Петра I были жёстко регламентированы: начало в 17 часов, окончание в 22. Пить разрешалось только прохладительные напитки (лимонад). Женщины были выведены царём из затвора, они получили возможность блистать в танцах и светских беседах

Выход этой книги в свет совпал с возвращением царя Петра I из его второй поездки в Европу, во время которой он посетил Париж, был в Версале и принимал в своей резиденции юного короля Людовика XV. Его дед, ««король-солнце» Людовик XIV, устраивая балы, раздавал участникам правила поведения, отпечатанные на отдельных листочках бумаги, именуемых «этикетками».

Книжный бум, разразившийся в царствование Петра I, повлёк за собой появление в русском языке 4,5 тысячи новых слов, заимствованных из европейских языков, одним из которых и стал «этикет», производное от «этикетки»: установленные манеры держать себя в обществе. «Юности честное зерцало» стали называть первым русским учебником этикета, хотя значение его, несомненно, много шире.

Остаётся добавить, что уже в наше время Эдуард Успенский предпринял попытку современного прочтения книги «Юности честное зерцало». Данный раритет попался ему в руки случайно. Детский писатель сразу «понял, что этот литературный памятник забыт совершенно напрасно. И если его чуть-чуть пояснить, откомментировать, то он может очень пригодиться современным воспитателям и воспитуемым».

Эдуард Успенский и его новое «Юности честное зерцало».

В содружестве с художником Алексеем Шевченко у него получилась новая оригинальная книга, которая сразу после издания тоже разлетелась, как блины на Масленицу. Её можно найти разве что в сети Интернет. Так эта книга разменяла четвёртое столетие своего существования и смело шагнула в XXI век. Рекомендована, как и прежде, для среднего школьного возраста.

Заглавная иллюстрация: царь Пётр I, заказчик книги «Юности честное зерцало», и титульный лист раздела, давшего название всему сборнику

385
Поставить лайк: 594
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору